Нагорная проповедь Христа Спасителя. Государь Император Александр Третий с семьей предстоят Христу. 
 
 

m_ldelamballe

Свв Царственные мученики и сострадальцы, иже с ними...

m_ldelamballe
Свв Царственные мученики и сострадальцы, верные до смерти слуги Государя-мученика и Свв Семьи, молите Бога о нас!
К. Шуплецова Стихи.
О Русской трагедии

Что ночь гугенотов в сравнении с этим,
Что пир санкюлотов в сравнении с этим!

И кто же за все это должен ответить?
Кто кровь страстотерпцев пролил
И Россию убил, стёр со света?

Молчит рыцарь Роланд,
И так много горя.
От лжи задохнулись, наверное, мы.
Сердца истерзались, рты - словно немЫ.

Кто когти занес на святого Царя-Государя!
Когда же история эту ошибку исправит?!
Кто должен ответить?
Кто должен исправить?

Во лжи задыхаются души.
Откроешь окно - смог и гарь.
Я знаю, так не было встарь.
Услышь же, имеющий уши!

Екатеринбург. Свв Царственным мученикам посвящается

Город на Урале

Екатерины святой.

Город на Урале,

Черный крест над тобой.

 

Город мой несчастный,

Город мой родной!

Здесь был убит Царь-мученик,

Милостивый и святой.

 

Пал Он за честь и веру

С Семьею своей святой,

И растерзали звери

Державный наш покой.

 

Но с покаянной молитвой

К вам склонилась Москва,

Мученики державные,

Творящие чудеса.

 

Мальчик в матросской курточке,

Ласковые глаза.

Образ Царя грядущего,

Русского Царя.

 

Россию Царя Николая

Русские ждут сердца.

Вернись же моя Отчизна

В объятия отца!

Солдатик Цесаревича

 

Личная записьПОКЛОННЫЙ КРЕСТ в Екатеринбурге. Небесное знамение при его установке казаками в 1990 г.
ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ в Екатеринбурге на месте убиения Свв Царственных мучеников: взорванный бывший дом купца Ипатьева.


Знамение над Ипатьевским домом


(Прилагается фото.)

«Рассказ уральского казака Владимира:

« 5 октября 1990 г. по новому стилю мы устанавливали по велению сердца поклонный крест на месте бывшего Ипатьевского дома, где был убит Царь мученик с Семьею и слугами, разделившим его участь. Около 11-12 часов утра на грузовике был привезен щебень. Погода стояла сумрачная, все небо полностью было в тучах темнаго цвета без просветов, шел редкий снег. Кресть сняли с машины, затем установили, и один из присутствовавших Алексей отошел в сторону, чтобы посмотреть, ровно ли поставлен крест. И вдруг Алексей говорит: посмотрите наверх! Мы все подняли головы, и как дрожь или страх прошли у очевидцев по телу: над нами, т.е. непосредственно над крестом небо разошлось, и оттуда падал на крест необычайно яркий луч света из круглого просвета в небе. Все это продолжалось примерно 30-40 минут, то есть то время, пока крест устанавливали и утверждали в бетоне. Пучок с неба освещал крест, и не падал снег! При этом присутствовало 30 человек очевидцев. Священников с нам не было. Большинство из нас после этого уверовало в Бога.

Просил бы также напечатать главы из книги А. Соколова, Полностью эта многотомная книга не была опубликована в России и нигде в странах Европы по разным причинам, возможно из-за отсутствия средств, тк. это многотомный труд (редакция е-журнала «Москва-Третий Рим») Следователь А. Соколов пишет о том, что тела Государя  и членов его Семьи после мученической смерти были расчленены и сожжены. Это очень нужно, ибо у нас в Екатеринбурге и в целом по стране ведут пропаганду о том, что, якобы, найдены их тела (Гелий Рябов-антрополог-самоучка даже организовал совместно со своим компаньоном коммерческий фонд «Обретение» - православный сетевой журнал «Москва-Третий Рим»).

И пожелание: пишите больше о казаках, чтобы патриоты вступали в казаки. Спаси и сохрани вас Бог.

Прошу подписать просто-казак из станицы Каменская.»

Опубликовано 20 июня 1995 журнал «Русский Вестник» №11-14, 1995
2.
Я не могу найти покоя, и вот почему. У нас училась девочка из Свердловска-Екатеринбурга. Ее мама рассказывала, что стена дома, в котором была совершена казнь Царской Семьи, в течение многих лет окрашивалась проступавшей ниоткуда кровью. Власти полагали, что это выходки хулиганов, ставили круглосуточно часовых охранять стену, закрашивали красками, освещали прожекторами. Но ежедневно на глазах изумленных людей проступали на стене капли свежей крови. В бессилии правительство сравняло здание с землей и ныне это странное явление стирается из памяти очевидцев. Теперь это стало уже легендой.

Однажды я спросила моего друга (он для меня большой авторитет): “Почему такая тяжелая жизнь настала в России?” Он ответил, что это мы платим за убийство Царя. Я спросила: “Неужели мы за 73 года не искупили свою вину?” Он ответил, что эту вину мы начали осознавать только сейчас.

Верные слуги, волею пожелавшие не разлучаться с Св. Царской Семьей по любви к Свв. Царственным страстотерпцам, происходили из всех сословий земства России. Они одни не изменили и пошли до смерти, да еще горсточка людей, среди них - на фронте рвущийся к государю граф Ф.Келлер. Кто был предан Христу Богу и Государю даже смерти - был спасен и пошел по стопам Государю мученика. Они были мужи воины, боляре, врач, слуги и жены - всех сословий: болярыни и простые жены услужавшие Св. Царю - все они прообраз тех верных по Бозе Царевых подданных, кто пошел за Ним на смерть и были верны до смерти Царю мученику и Его Семье. И прообраз Белого Воинства, Небесного Воинства и грядущей нашей России. Это были наши герои Веры, новые Иваны Сусанины, живот положившие за любовь и преданность по данной присяге ими  Государю мученику и Свв Семье. Они не испугались мучений и смерти, т.к. святая Вера во Христа сильнее страха смерти, столь естественного для людей, и ушли в Небесную Россию - в Господнее Царство Небесное-Пресветлый Рай! Эти верные слуги - образ России Истинной, верной своему Государю. Некоторые из них были убиты с Государем, а оставшихся, арестованных в тюрьмах допрашивали Христоборцы, требовали и убеждали, чтоб они сами просто! отреклись от Св. Государя и Семьи... и получали один стойкий ответ: "Мы хотим умереть за Государя! Зачем вы разлучили вы разлучили нас?! "
Это было непонятно в корне богоборцам, ни за кого из людей не желавших страдать и умереть... Невдомек было Христоборцам, что Сам Господь помогает и невидимо поборает им, верным слугам своего святаго Царя. Телесные мучения - веселия суть рабом твоим..."
О Житии Царя мученика в детстве и Его пути Истинно-Православного Христианина, Боголюбивого, любящего более всего Господа и Его св. Церковь, Царя, преисполненного всяческих добродетелей и благочестия, лелявшего Церковь и прославляющего святых, радевшего о благе подданных неустанно в подвиге правления Христианского и Христолюбивого Боголюбивейшаго нашего Царя, защитника и охранителя веры, благодетеля нищих,  защитника и заступника обиженных, убогих, сирот и вдовиц на земле, охранителя верных, добродетельных и благочестивых, собирателя Русской аристократии, наказателя гордых и завоевателей-насильников и убийц вверенного народа пишет современный православный писатель Владимир Мосс в своих книгах о Св. Царе мученике Николае Александровиче и о новомучениках Российских.
См. сайт
Для прочтения книг просим обращаться на интернет сайт автора книги известного православного писателя https://www.orthodoxchristianbooks.com.


Подробнее здесь: https://danielserafim94.webnode.com/vladimir-moss-pravoslavije-v-anglii-zhitija-britanskikh-i-anglo-saksonskikh-svjatykh-/












Подвальная комната дома купца Ипатьева, где совершилось зверское злодеяние. Здесь приняли Небесные венцы Свв Царственные страстотерпцы.






Вещи Свв. Царственных мучеников, освидетельствованные следственной комиссией Соколова, как принадлежавшие Свв. Семье.




"... Страстотерпцы четыре с собою привлекшие..." Из Зарубежной службы свв Царственным мученикам

 


Екатеринбург- Голгофа Государя мученика.

m_ldelamballe




 

 

 

 

 

 


Русская Голгофа - К Царским дням

 
Дом Ипатьева, 1992 Галерея ДА
"Дом Ипатьева". О. Бернгард. 1992 год


 

Дом купца Ипатьева, 1922 г. в 60-70- хх гг побывал как стойло для дома безбожия и дома пионеров; все это на площади народного мщения. Ни много ни мало! А напротив дома Ипатьева стоял особняк Харитоновых.


"Дом Ипатьева". О. Бернгард. 1997 год.




Ипатьевский дом

 
Ипатьевский дом


Дом Ипатьева со стороны Вознесенского проспекта

Ипатьевский дом, или дом Ипатьева - несохранившийся частный дом в Екатеринбурге на углу бывших Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка, в подвале которого в ночь с 16 на 17 июля 1918 года был расстрелян вместе с Семьёй Государь мученик Николай Александрович Романов (с ними же пострадали верные слуги) до отречения последний российский император.

Дом был построен в конце 1880-х годов; куплен горным инженером Ипатьевым в 1908 году, в 1918 году был реквизирован у него для размещения семьи бывшего царя. После расстрела на небольшое время вернулся в собственность прежнего владельца, который в скором времени эмигрировал из Советской России.

В 1927—1932 гг. в доме располагался музей Революции, затем — конторы, относившиеся к разным ведомствам. В 1977 году Политбюро приняло решение о сносе дома, что было выполнено первым секретарём Свердловского обкома КПСС Б.Н. Ельциным в сентябре того же года.
В 2003 на месте, где ранее располагался дом, построен Храм-на-Крови.


Владелец дома Николай Николаевич Ипатьев

Владельцы дома в XIX веке

Построенный в конце 1880-х гг. горным чиновником статским советником И. И. Редикорцевым, этот дом представлял собой каменный двухэтажный особняк. Место для строительства было выбрано на западном, самом крутом, склоне Вознесенской горки — примечательной возвышенности в Екатеринбурге. В 1766-1808 гг. на месте дома стояла деревянная Старо-Вознесенская церковь. Позже, там, где находился её алтарь, была сооружена часовенка, просуществовавшая до 1920-х годов.

Архитектура здания учитывала рельеф горки. Восточный фасад (обращённый на Вознесенский проспект) был одноэтажный, а западный (обращённый в сад) имел два этажа. К западной стене была пристроена веранда. В восточной части здания, которая углублялась в склон горы, имелся подвальный этаж. С подвального этажа имелся выход на южный фасад дома (обращённый на Вознесенский переулок). Длина дома составляла 31 м, а ширина — 18 м. Главный вход с Вознесенского проспекта, с восточной стороны дома.

По свидетельству кинодокументалиста С. Мирошниченко, автора многосерийного телефильма «Убийство Императора. Версии», когда-то на месте Ипатьевского дома стояла «деревянная Вознесенская церковь, которую разобрали, когда на вершине горки поставили каменный собор. Но на месте алтаря старой церкви, чтобы не попиралась святыня, по существовавшему благочестивому обычаю была возведена деревянная часовня». Действительно, эту часовню можно увидеть на многих снимках Ипатьевского дома, сделанных вплоть до 1919 года со стороны Вознесенского проспекта. В справочниках по Екатеринбургу она не значится. Упоминается часовня лишь при описании дома следствием, к сожалению, без указания названия. Лишь в недавно опубликованном сборнике документов она поименована в «Описи фотографических снимков дома Ипатьева в Екатеринбурге ... », составленном М. К. Дитерихсом: «Часовня Спасителя». Следует подчеркнуть, что комната, в которой совершилось убиение Царственных страстотерпцев и их слуг, находилась как раз напротив часовни Спасителя, построенной на месте алтаря храма Божия.

Дом располагался по адресу № 49/9 на углу Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка (ул. Карла Либкнехта и ул. Клары Цеткин). В архитектуре этой постройки господствовавшие в то время псевдорусские элементы сочетались уральскими мотивами и модерном. В доме имелись водопровод и канализация, к нему были подведены электричество и телефонная связь. Внутренние помещения были богато украшены чугунным литьем, лепниной, потолки — художественной росписью.
Редикорцев недолго оставался владельцем дома, он был обвинен в коррупции, и чтобы поправить пошатнувшееся финансовое состояние в 1898 году продал дом золотопромышленнику И. Г. Шаравьеву (известному по делу торговцев «стреляными золотыми приисками»).


Дом Ипатьева

Дом Ипатьева

Военный инженер-строитель Николай Николаевич Ипатьев купил дом в начале 1908 года, заплатив прежнему владельцу 6 тыс. рублей. Семья Ипатьева жила в помещениях верхнего этажа, а в помещениях на нижнем этаже располагалась его контора подрядных работ.

27 (или же 28) апреля 1918 года Ипатьеву было предложено в двухдневный срок освободить особняк. Ввиду того, что тот был в отъезде, его личные вещи были заперты в кладовой рядом с подвалом, в котором позднее была расстреляна царская семья, подвал опечатали в присутствии хозяина. Считается, что выбор дома был обусловлен тем, что Николай Николаевич Ипатьев был хорошо знаком членам Уральского совета и в частности Якову Юровскому как видный представитель кадетской партии, после февральской революции входивший в состав местного комитета общественной безопасности.
На чердаках соседних зданий установили пулеметы, сам дом окружили двойным забором, по высоте превосходившим окна второго этажа, с единственной калиткой, перед которой постоянно дежурил часовой, внутри поместилась два поста охраны, снаружи — восемь и таким образом, полностью подготовлен к приему бывшего царя, его жены и дочери Марии, в скором времени доставленных в Екатеринбург.


Расписка, выданная комиссару Яковлеву, удостоверившая передачу «груза»

Прибытие царской семьи в Екатеринбург

Комиссар Яковлев прибыл в Тобольск, где размещалась царская семья, высланная в этот город Временным правительством, 24 апреля 1918 г. По заданию Свердлова, ему предстояло вывезти из города бывшего царя — как официально предполагалось, на суд, который собирались провести над ним в Москве.

Императрица пожелала ехать вместе с мужем, к ним же присоединилась великая княжна Мария Николаевна. Кроме того, царский поезд сопровождали камер-лакей Чемодуров и доктор Евгений Боткин.
Следователь белой армии Н. Соколов, на которого позднее было возложено расследование убийства царской семьи и слуг, считал, что Яковлев вел двойную игру, предполагая тайно доставить бывшего царя в расположение немецкой армии, его непосредственный начальник — Я. Свердлов — соответственно предполагал это как одну из возможностей, оставляя себе по обстоятельствам, возможность распорядиться о физическом уничтожении Романовых. Обстоятельства повернулись так, что вторая версия стала основной.


Дом Ипатьева, в котором провели последние дни жизни и были расстреляны Николай II и его семья

Так или иначе, Екатеринбург не пропустил поезд бывшего царя в Европейскую часть России. После безуспешной попытки вырваться через Омск и столь же безуспешных переговоров с Москвой, Яковлев был вынужден на станции Куломзино уступить свой «груз» екатеринбургским властям.

Царский литерный поезд, состоявший из пяти вагонов, подогнали первоначально к пассажирской станции Екатеринбург-1, при том, что неведомыми путями слухи о прибытии Николая, царицы и великой княжны разнеслись по всему городу, и на станции разыгралась безобразная сцена: возбужденная толпа, винившая во всех своих бедах царя и царицу готова была совершить самосуд над пленниками.
Как вспоминал позднее комиссар Яковлев: «30 апреля, утром, без всяких приключений мы прибыли в Екатеринбург. Несмотря на раннее наше прибытие, екатеринбургские платформы были запружены народом. Как это вышло, что население узнало о нашем предстоящем приезде, мы не знали. Особенно большие толпы любопытных были сосредоточены на товарных платформах, куда пододвинули и наш состав. Поезд стоял на пятой линии от платформы. Когда нас увидели, стали требовать вывести Николая и показать им. В воздухе стоял шум, то и дело раздавались угрожающие крики: «Задушить их надо! Наконец-то они в наших руках!» Стоявшая на платформе охрана весьма слабо сдерживала натиск народа, и беспорядочные толпы начали было надвигаться на мой состав. Я быстро выставил свой отряд вокруг поезда и для острастки приготовил пулеметы. К великому моему удивлению, я увидел, что во главе толпы каким-то образом очутился сам вокзальный комиссар. Он еще издали громко закричал мне:
— Яковлев, выведи сюда Романова, я ему в рожу плюну. Положение становилось чрезвычайно опасным. Толпа напирала и все ближе подходила к поезду. Необходимо было принять решительные меры.»
Решительные меры состояли в том, что Яковлев послал к начальнику станции одного из своих людей, и пытаясь выиграть время, громко приказал готовить пулеметы. Толпа действительно отхлынула назад, но тот же вокзальный комиссар стал грозить выставить против пулеметов трехдюймовые орудия, которые Яковлев действительно мог видеть вдалеке на платформе. К счастью, начальник станции действовал быстро. Поданный на соседний путь товарный состав отрезал толпу, и царский поезд со всей поспешностью тронувшись с места, остановился на станции Екатеринбург-2 (в настоящее время — станция Шарташ).

А. Д. Авдеев со своей стороны уточнял, что речь шла о станции Екатеринбург-3 (нынешняя лесобаза на ул. Восточной), где их уже ожидали Голощекин, Белобородов и Дидковский, тогдашние руководители Уралсовета. Вокруг станции стояло плотное оцепление из солдат Красной армии. Здесь же Николаю, его жене и дочери приказано было разместиться в двух поданных к поезду автомобилях. Остальным следовало вернуться на главный вокзал, выгрузить багаж и далее действовать по указанию властей.) Белобородов написал расписку о приеме «груза», с которой Яковлев позднее отбыл в Москву.
Из них в тюрьму отправили князя Долгорукова, у которого было найдено по официальным данным «80 тыс. рублей, частично мелочью» и карты Сибири с отмеченными на них дорогами, причем наличие их арестованный не мог внятно объяснить — из чего сделали вывод, что он принимал участие в намечавшемся побеге. Остальные были позднее препровождены в Ипатьевский дом.

В первом автомобиле разместились по воспоминаниям Авдеева, бывший царь и Белобородов, и он сам, причем именно тогда, по дороге к дому Особого Назначения, как отныне стал именоваться Ипатьевский дом, Авдееву приказано было стать его первым комендантом.

По воспоминаниям Аничкова, у Дома также собралась толпа зевак, неведомыми путями успевшая прознать, что бывшего царя привезут именно сюда. Впрочем, её удалось достаточно быстро разогнать силами отряда сопровождения. Обращаясь к бывшему царю, Белобородов произнес фразу, ставшую затем исторической: «Гражданин Романов, вы можете войти». Вслед за мужем в дом вошла Александра Федоровна, отметившая дверь своим «индийским знаком». Последней была Мария.

Здесь же, в доме, под предлогом того, что при выезде из Тобольска вещи заключенных не осматривались, им было приказано предъявить для осмотра багаж. Это вызвало резкий протест со стороны царицы, которую поддержал муж, объявив, как то вспоминал председатель Уралсовета П. М. Быков «Черт знает что такое, до сих пор всюду было вежливое обращение и порядочные люди, а теперь…» В ответ Николаю напомнили о его положении арестованного, пригрозив отделить от семьи и отправить на принудительные работы, в результате чего тот предпочел подчиниться.
В доме Ипатьева царская семья пробыла 78 дней, с 28 апреля по 17 июля 1918 г.


Царская семья

Расстрел царской семьи

В апреле 1918 г., когда Ипатьев был в отъезде, дом у него реквизировали по указанию Уралсовета. Вокруг здания был построен высокий забор. Семья Романовых была помещена в дом 30 апреля и провела в нём 78 дней.

Императрица Александра Федоровна изрисовала все стены свастикой, этим божественным символом, но против безбожников свастика не помогла.

Расстрел царской семьи был произведен в ночь с 16 на 17 июля 1918 г.

Через несколько дней после расстрела царской семьи город заняла Белая армия. В доме Ипатьева расположился штаб генерала Р. Гайды, командующего Сибирской армией, началось расследование.
Летом 1919 года городом снова овладела Красная армия, которая расположила в нём свой штаб.


Цесаревич Алексий умер последним


Рыженко П.В. Ипатьевский дом после цареубийства


Подвал Ипатьевского дома

Дальнейшая судьба

После расстрела дом вернулся в собственность Н. Н. Ипатьева — как полагают иногда — в связи с отступлением красноармейцев из города. Тот же, окончательно решившись эмигрировать, продал его представителям Белой армии, после чего в доме расположился штаб генерала Р. Гайды и омское правительство.

В 1919 г. Екатеринбург окончательно перешёл в руки красных. До 1927 г. в нём располагался вначале армейский штаб, затем после окончания боевых действий на Урале — начиная с 1922 года — общежитие и квартиры высших воинских чинов.

В частности, здесь жил Ермаков Андрей Георгиевич, командир 6-го полка дорожно-транспортного отдела ГПУ Пермской железной дороги.

Фотографии дома Ипатьева, обнесённого забором, печатались во многих советских изданиях (например, в книге «Екатеринбург за 200 лет», вышедшей в 1923 г.), сопровождаемые подписью «последний дворец последнего царя».

В 1927 г. здание отдали Истпарту — комитету и архивному ведомству, занимавшемуся вопросами истории ВКП(б), разработавший план устройства здесь Уральского музея Революции и Антирелигиозного музея.
Музей революции работал каждый день кроме понедельника и четверга с 12 до 18 часов, стоимость билетов составляла 5 коп. для экскурсантов, 10 коп. для членов профсоюза и 25 коп. для всех остальных. Правом на бесплатный вход обладали ученики школ, инвалиды и красноармейцы. В экскурсию по музею входило посещение подвала, где были расстреляны Романовы. В подвале была восстановлена стена, у которой были расстреляны Романовы (подлинную разобрали и увезли с собой отступающие белые войска). У этой стены разрешалось фотографироваться, чем как полагают, воспользовались депутаты VI конгресса Коминтерна. Площадь перед домом была переименована в Площадь Народного Гнева (или по другим сведениям — Народной мести.

После 1932 г. когда интерес к расстрелу царской семьи пошёл на убыль (или — по другим сведениям), в верхних эшелонах власти было принято решение предать случившееся забвению.

В 1938 г. здесь окончательно разместились, потеснив музей Революции экспозиции Антирелигиозного и культурно-просветительского музея.

В последующие годы в этом доме находились Совет безбожников, ректорат Урало-Сибирского коммунистического университета, общежитие для эвакуированных, отделение Института культуры, областной партархив.

Во время Второй Мировой войны в доме хранились экспонаты коллекции Эрмитажа, которые были эвакуированы из Ленинграда.

В 1946 г. картины были вывезены, Музей революции закрыт, его экспозиция частично передана местному историко-краеведческому музею, часть, один из филиалов которого открылся в Вознесенской церкви. Некоторое время после этого в доме Ипатьева действовала выставка образцов советского и трофейного оружия, применявшегося во время Второй Мировой войны.

В том же 1946 году в здание въехал Областной партийный архив, затем учебный центр областного управления культуры. Часть помещений отошла местному управлению «Союзпечати», остававшиеся здесь до 1971 г". Подвал был превращен в хранилище.

В 1974 г. по ходатайству Свердловского отделения Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры дом Ипатьева был присвоен статус историко-революционного памятника всероссийского значения.

Снос Ипатьевского дома

Председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов был обеспокоен вниманием к дому иностранцев, посещающих Свердловск. Приближался 1978 год, год 110-летия со дня рождения Николая Второго и 60-летия со дня его расстрела. Эти годовщины должны были привлечь внимание зарубежной прессы и радиостанций. Поэтому Андропов обратился к Политбюро со следующим предложением: «ЦК КПСС. Секретно. О сносе особняка Ипатьева в городе Свердловске.
Антисоветскими кругами на Западе периодически инспирируются различного рода пропагандистские кампании вокруг царской семьи Романовых, и в этой связи нередко упоминается бывший особняк купца Ипатьева в г. Свердловске. Дом Ипатьева продолжает стоять в центре города. В нём размещается учебный пункт областного управления культуры. Архитектурной и иной ценности особняк не представляет, к нему проявляет интерес лишь незначительная часть горожан и туристов. В последнее время Свердловск начали посещать зарубежные специалисты. В дальнейшем круг иностранцев может значительно расшириться и дом Ипатьева станет объектом их серьёзного внимания. В связи с этим представляется целесообразным поручить Свердловскому обкому КПСС решить вопрос о сносе особняка в порядке плановой реконструкции города.
Председатель Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР Ю. Андропов
26 июля 1975 года»

Решение о сносе дома было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 30 июля 1975 года. Предложение Андропова было принято единогласно. Решение Политбюро «О сносе особняка Ипатьева в г. Свердловске» подписал Суслов, так как Брежнев в это время находился на отдыхе в Крыму.
В момент принятия постановления Свердловский обком КПСС возглавлял Яков Рябов. Однако, окончательная директива откладывалась, и к моменту сноса на посту первого секретаря уже находился Борис Ельцин. Определенную роль в отсрочке сыграло противодействие Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры при некотором сочувствии Рябова и Соломенцева (Председателя Совета министров РСФСР). Однако местные руководители Пономарёв (Секретарь Свердловского обкома КПСС по идеологии), Мехренцев (председатель облисполкома), Манюхин (первый секретарь горкома КПСС) торопили снос. В июле 1977 года в доме работала комиссия во главе с профессором А. А. Малаховым, которая исследовала, нет ли в нём подземелий и тайников. Наконец, 3 августа 1977 года Совет министров РСФСР принял решение № 1221-р об исключении из списка исторических памятников государственного значения. Вскоре после этого решения из дома были переведены занимавшие его конторы, освободившиеся помещения были сфотографированы и обмерены. Вокруг дома был поставлен забор. Часть внутреннего декора оказалась в хранилище местного краеведческого музея.
Ельцин оставил о сносе дома Ипатьева воспоминания в книге «Исповедь на заданную тему» (1989), которые неточно описывают ход событий: «Вдруг я получаю пакет секретный из политбюро — уничтожить дом Ипатьева. Сопротивляться было невозможно. И вот собрали технику и за одну ночь разрушили…»

В другой своей книге «Президентский марафон» (2000), Ельцин прокомментировал снос дома Ипатьева таким образом: «…в середине 70-х, я воспринял это решение достаточно спокойно. Просто как хозяин города. Лишних скандалов тоже не хотел. К тому же помешать этому я не мог — решение высшего органа страны, официальное, подписанное и оформленное соответствующим образом. Не выполнить постановление Политбюро? Я, как первый секретарь обкома, даже представить себе этого не мог. Но если бы даже и ослушался — остался бы без работы. Не говоря уж про все остальное. А новый первый секретарь обкома, который бы пришёл на освободившееся место, все равно выполнил бы приказ».
21 сентября 1977 принято решение Городского исполкома Совета народных депутатов за № 351 о сносе дома, «учитывая неотложную потребность в реконструкции ул. Я. Свердлова и К. Либкнехта…», за подписью В. П. Букина.

Снос дома начался 22 сентября 1977 и продолжался два дня. Разрушение при помощи «шар-бабы» было произведено не ночью, а днем. Сохранились фотоснимки сноса дома.
(по матер. сайта В. Лашкевича)

 

Белое Дело

 

Результаты исследования о начальнике личной охраны А. В. Колчака полковнике Удинцове Аркадие Никаноровиче.
Историческая запись:
"Аркадий Никанорович Удинцов, сын священника иерея Никанора в одной из деревень Ирбитского уезда, был студентом Киевского коммерческого института, во время германской войны — прапорщиком, трижды ранен, дважды отравлен газами, награжден за храбрость пятью орденами, Георгиевским оружием и Георгиевским крестом. Храбрец был! В конце войны он уже капитаном стал. Оказавшись после революции на родине, на Урале, женился на тюменской гимназистке Е.И. Шевелевой, а в 1918 году стал командиром батальона в Ирбитском-Перновском полку горных стрелков.
В 1919 году А.Н. Удинцов в чине полковника становится начальником личного конвоя охранной сотни адмирала Колчака, а его жена — секретарем-машинисткой адмирала. Незадолго до ареста чехами, передавшими Колчака иркутским эсерам (а те — большевикам), адмирал отправил Удинцова с его сотней на подмогу отступавшему с боями генералу Каппелю. Это спасло полковника от ареста в Иркутске и позволило в дальнейшем эмигрировать в Германию." Через всю Россию пешком с риском для жизни и большими трудностями, без попутчиков, он добирался до западной границы, перешел ее. Писатель В. Максимов в своем романе "Заглянуть в бездну" об адмирале А. В. Колчаке вывел А.Н. Удинцова под фамилией Удальцов; тамже он рассказывает о трагической судьбеи гибели А. В. Колчака, а в главе о солдате-ординарце Удальцова (Удинцова). Тот отказался идти с А. Н. Удинцовым после смерти Каппеля, остался в уральской деревне, женившись на девушке. Через несколько лет красные припомнили ему службу вместе с начальником личной охраны Колчака и арестовали, позже расстреляли. Он пытался отговориться, что был просто содатом, но не помогло, т.к. он был давний еще фронтовой ординарец полковника А. Н. Удинцова.
Полковник А.Н. Удинцов-Уральский устроился в Германии, нашел работу, а затем в 1924 г. выписал к себе жену Е. Шевелеву. Перед войной работал булочником.
В 1945 г. Аркадий Никанорович Удинцев был схвачен в анллийской зоне оккупации и принудительно репатриирован в СССР, попал в концлагерь. Следом за ним был схвачен и его старший сын Аркадий (всего в семье Удинцова-Уральского было 3 детей: 2 сына и дочь). Выжить в лагере помогла молитва и помощь родных жены Шевелевых. Через 10 лет в 1956 Аркадий Никанорович вместе с сыном Аркадием был освобожден. Всех их затавляли брать советские паспорта, но он отказывался упорно, мотивируя, что в Германии у него осталась семья, и нехотя его отпутили заграницу. Он оказался прав: все русские, получившие советские паспорта принудительно были оставлены в СССР. Так чудом он был спасен. Это совершилось по воле Божией. Но насколько же реально было вызволить из лагеря и далее по новой отпустить в Германию полковника, да еще белого Колчаковца, начальника личной охраны А. Н. Колчака к тому же?
Полагаю, это чудо милости Божией. В мемуарах Ирины Татищевой-Голициной об их чудесном спасении из ссылки в свердловске, где они с мужем и 2 детьми отбывали после лагерей также упоминается о чуде. Лично мне Татьяна Голицина рассказала об этом. Воспринимается, как чудо. Вероятно, такое же чудо случилось с Аркадием Никаноровичем по молитвам его отца священника из Ирбита. Крепок был святой казачий наш Яик-Урал верой!
А. Н. Удинцева освободили из лагеря и разрешили вернуться в Германию к семье за выкуп. А могли бы расстрелять.
В наше время осталось немного представителей этой славной фамилии, в России - их мало, в Германии и за границей они также живут - среди них Ирина Пабст, известная деятель искусств, немецкая актриса, основательница благотворительного фонда помощи больным детям, умерла в 2004 г.
Аркадий Никанорович Удинцов умер в 1971 г. и похоронен в Берлине на кладбище Тегель; рядом с ним похоронен его сын Владимир.

Полный тезка, герой войны 1812 г. гренадер Аркадий Никанорович Удинцев служил в Московском полку гренадер Его В.

Полковник Аркадий Никанорович Удинцев, начальник личной охраны А. В. Колчака
 

83167923
Посещение А.В.Колчаком американского госпиталя Красного Креста в здании Омского среднего сельскохозяйственного училища(Главный корпус ОмГАУ).
В центре А.В.Колчак.
Слева-морской министр,контр-адмирал М.И.Смирнов,за Смирновым-А.В.Тимирёва.
Справа-ад'ютанты Колчака Г.М.Сазонов и Д.С.Трубченинов.
Крайний справа-начальник личной охраны Колчака полковник А.Н.Удинцов.

Омск,25мая 1919г.

 

83167872
Военный и морской министр Временного Всероссийского правительства(Директории)вице-адмирал А.В.Колчак со своим ближайшим окружением.Сидят,слева направо:старший ад'ютант Колчака-ротмистр В.В.Князев,А.В.Колчак,начальник личной охраны Колчака-полковник А.Удинцов.Стоят,слева направо:ад'ютанты Колчака-старший лейтенант Г.М.Сазонов и штабс-капитан В.С.Матвеев,начальник конвоя Л.И.Огрохин
Омск,ноябрь 1918г.


Оригинал хранится в семейном архиве Матвеевых.Опубликован в современных изданиях.

В ближайшее окружение Колчака со времени его назначения на пост военного и морского министра Всероссийского правительства(Директории)4ноября 1918г.входили ад'ютанты,начальники личной охраны и конвоя.Они сопровождали адмирала во всех его многочисленных поездках на фронт,они же разделили с ним его крестный путь на восток почти до самого конца.
Показательна судьба двух ад'ютантов Колчака:ротмистра Владимира Владимировича Князева и штабс-капитана Виктора-Степановича Матвеева.Они оставались с Колчаком до его ареста в январе 1920г.На склоне лет,находясь в эмиграции в США Князев написал биографию адмирала "Жизнь для всех и смерть за всех". Матвеев чудом спасся в Нижнеудинске из поезда Колчака.Эмигрировав в Харбин,он сохранил верность своему главнокомандующему.

В ближайшее окружение Колчака со времени его назначения на пост военного и морского министра Всероссийского правительства (Директории) 4 ноября 1918г.входили ад'ютанты,начальники личной охраны и конвоя.Они сопровождали адмирала во всех его многочисленных поездках на фронт,они же разделили с ним его крестный путь на восток почти до самого конца.
Показательна судьба двух ад'ютантов Колчака:ротмистра Владимира Владимировича Князева и штабс-капитана Виктора-Степановича Матвеева.Они оставались с Колчаком до его ареста в январе 1920г.На склоне лет,находясь в эмиграции в США Князев написал биографию адмирала "Жизнь для всех и смерть за всех".Матвеев чудом спасся в Нижнеудинске из поезда Колчака.Эмигрировав в Харбин,он сохранил верность своему главнокомандующему.

 
старый Екатеринбург времен Удинцевых
 

Старый Екатеринбург-погибшие,т.е. разрушенные до основания храмы.

27 мая, 1:47

Напротив печально известного дома купца Ипатьева, находился малый особняк Харитоновых (есть еще дворец Харитонова). По правой строне виден издалека высокий Иоанн Златоуст-так жители называли любовно храм во имя святителя Иоанна Златоуста. А главным храмом городы был собор св. влкм. Екатерины. В честь нея и назван город!
Екатерининский собор
3. Екатерининский собор
Воздвигнут в середине XVIII века, неоднократно перестраивался.
Именная церковь Екатеринбурга: освящена в честь Святой Екатерины, покровительницы всех ремёсел
и горного дела. Считалась как бы "ведомственной" для всех горных служащих. Колокольня
выполняла и светскую функцию: на ней были часы с курантами. Собор снесён в период
безбожной кампании в 1930 году, освободив место для строительства здания УралОбкома ВКП(б)
и фонтана "Каменный цветок".


Архиерейская улица
11. Архиерейская улица
1833 году в Екатеринбургский уезд был назначен (из Пермской епархии) архиерей.
Батюшка соизволил себе на тогдашней окраине города дом, церковь, сад, да и вся улица "подчинилась" ему.
"Архиерейскую считали одной из лучших в столице горного Урала.
После Гражданской войны великолепные особняки перешли под детские приюты (для беспризорников):
улица стала... Детским городком. А в 1935 году, после триумфального шествия фильма "Чапаев"
сень легенларного начдива легла и на бывшую Архиерейскую улицу.


12. Большой и Малый Златоуст
Одна из церквей - во имя сошествия Святого духа (небольшая, но особо почитаемая
городской знатью) - с приделом в честь Покрова Пресвятой Богородицы дала название
целому проспекту - Покровскому. В 1839 году церковь горела, но колокола счастливо спаслись.
В память о чуде поставили небольшую часовню. И церковь восстановили: небольшая, красивая.
Через дорогу вырос большой вместительный храм во имя Иоанна Златоуста,
в народе - Большой Златоуст, привязалось и Малый Златоуст. На снимке они как на ладони.
Советская власть всё снесла. Сейчас справа -"Рубин", слева - памятник комиссару Малышеву.
И улица носит его имя.



Кафедральный собор
5. Кафедральный собор
Построен на Главной площади в конце 18 века, освящен в честь Богоявления Господня (Богоявленский).
Выделялся высотой, красотой и благолепием. С 1833 года (с появлением в Екатеринбурге своего архиерея)
собор стал Кафедральным, главным.
В 1930 году собор закрыли, сбросили кресты, колокола, а потом обрушили и стены. Кирпичи пошли на новостройки
социализма. Сейчас на месте памятник Ленину, типовой. И проспект - Ленина (номенклатурный).

Кто такие Удинцевы?

Это родня нашего великого уральского писателя Дмитрия Наркиссовича Мамина-Сибиряка. Иерей о. Аристарх Удинцев служил в Ирбите, пригороде Екатеринбурга. У него были сыновья: Дмитрий и Сергей. Дмитрий Аристархович был женат на сестре Д. Н. Мамина-Сибиряка. Писатель любил семью сестры, и от продажи своего романа "Приваловские миллионы" купил дом в Екатеринбурге для сестры и ее семьи. Удинцевы-фамилия славная на Урале.   

 

Екатеринбург. Свв Царственным мученикам посвящается

Город на Урале

Екатерины святой.

Город на Урале,

Черный крест над тобой.

 

Город мой несчастный,

Город мой родной!

Здесь был убит Царь-мученик,

Милостивый и святой. 

 

Но с покаянной молитвой

К вам склонилась Москва,

Мученики державные,

Творящие чудеса.

 

Мальчик в матросской курточке,

Ласковые глаза.

Образ Царя грядущего,

Русского Царя.

 

Россию Царя Николая

Русские ждут сердца.

Вернись  же моя Отчизна

В объятия отца!