Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

 

Игра с мощами продолжается ...

 

Опять и опять приходится, увы, возвращаться к нетрезвому отношению к святым мощам со стороны наших бывших зарубежных братьев, добровольно перешедших в духовное и административное подчинение Московской Патриархии и не знающих, что придумать, чтобы показаться любезными своим новым хозяевам.

Не так давно пришлось нам оповестить общественность о подлой политической игре с Царскими мощами в связи с – якобы – случайным обретением в пробитой стене брюссельского Храма-Памятника капсулы с частицами праха Царских Мучеников, найденными следователем Соколовым в 1918 году. Наши опасения о том, что вся эта инсценировка имела целью передать эти останки на всякие научные манипуляции в угоду пост-советской власти, очень скоро нашли подтверждение в словах Вел. кн. Марии Владимировны, к сожалению приучившей нас к самому неподобающему поведению со стороны человека, претендующего на высокое и ответственное положение Главы Императорской Династии.

Стало известно, что 6 ноября – в канун зловещего дня большевицкой революции! – Мария Владимировна сочла целесообразным наградить Кирилла Гундяева самым высоким орденом Императорской России святого апостола Андрея Первозванного ... Тот самый орден, который выдавался в частности каждому Великому Князю при рождении ... Правда, известно также, что Мария Владимировна уже до этого, в июне 2004 г., тем же орденом наградила и его предшественника, Алексея Ридигера, у которого это высшее отличие Царской России соседствовало с Почётной Грамотой КГБ СССР, пожалованной ему в 1988 г.

Помимо глубокой печали от таких дел, испытанной каждым не только монархистом, но и здравомыслящим человеком, стало известно, что сама Мария Владимировна обратилась к Кириллу Гундяеву с вопросом о позиции церковной власти в связи с недавно обнаруженными в Брюсселе вещественными доказательствами для идентификации, найденных Гелием Рябовым скелетов ... Итак, дело идёт своим чередом, каждый вносит свой камушек в дело, которое в течении 80 лет всей Белой Эмиграцией однозначно считалось недопустимым кощунством и таковым продолжает быть для Русской Зарубежной Церкви.

Постоянные разъезды с чудотворной Курской Иконой, Путеводительницей Зарубежной Церкви, по всем углам России уже не производят прежнего впечатления и приходится находить всё новые и новые приёмы для привлечения к себе внимания.

Те, кто продали свою совесть МП, давно уже пытаются внушить ложь о том, что наш дивный чудотворец святой Иоанн Шанхайский был таким же, как они сторонником советской патриархии. Знали мы, что для поддержания этого широко распространяемого мифа, частицы архиерейской мантии святителя раздавались по России, но и это стало недостаточным. В последнее время в нью-йоркском Сvноде стали увлекаться орденами, чего никогда не было в традиции Зарубежной Церкви, и по примеру своих патриархийных владык стали активно развешивать ордена на груди своих высокопоставленных хозяев и благотворителей. Среди прочих орденов, ими был создан орден св. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Но и это оказалось недостаточным.

Совсем недавно узнали, что был изготовлен специальный ковчег с мощами святителя. Не известно, какая часть мощей была отделена от его нетленного тела, надо только надеяться, что было это сделано в более христианском виде, чем это имело место с варварским, по свидетельству присутствовавших, выламливанием части предплечья святой мученицы Елизаветы по распоряжению небезызвестного женевского "епископа" Михаила Донскова. Составлен маршрут : в течении уже начавшейся поездки, ковчег с мощами будет принесён в храмы 10 епархий РПЦ МП. В официальном сообщении говорится : «В дни пребывания святыни планируется большая просветительская программа». О содержании и духе бесед, сопровождающих мощи, можно легко догадаться – клевета на святого вряд ли притихнет, вернее наоборот усилится.

Чем ещё могут привлечь к себе внимание и красоваться перед патриархийной публикой за счёт славы Зарубежной Церкви, от которой они окончательно отреклись ? Была бы в их распоряжении Мvроточивая Иверская Икона, то безусловно была бы она использована с этой целью, но обильно мvроточившая в течении 15 лет, вот уже 15 лет, как исчезла в день зверского убийства её хранителя, брата Иосифа Муньоса. Зато тело брата Иосифа покоится на Джорданвилльском кладбище, где оно торжественно было предано земле благодаря заботам Общества «Дом Иконы», долгие годы заботившегося о нуждах Иконы и её хранителя. После кончины брата Иосифа, Общество переименовано в «Фонд памяти брата Иосифа» и этот Фонд счёл нужным сделать следующее Заявление :

 

К 15-летию мученической смерти брата Иосифа

В день его торжественного памятования на могиле в Джорданвилле было во всеуслышание сказано о подготовке его прославления с изъятием его мощей из земли.

Фонд памяти брата Иосифа (в прошлом – Дом Иконы) должен заявить и напомнить, что он единственный близко следил о всех последствиях мученического убиения от пыток брата Иосифа и всецело взял на себя его оправдание, погребение и память в созидании Креста-Памятника над его могилой, пред которым с тех пор многие с любовью его поминают и ему молятся.

Ныне Фонд радуется со всеми почитателями брата Иосифа о сем благодатном 15-летнем почитании на Джорданвилльском кладбище.

Этим же днем устанавливается и утверждается благодатная традиция дня памяти умученного брата Иосифа на месте захоронения и вечного поминовения без всякого уклонения, изменения, ни изъятия.

 

Фонд памяти брата Иосифа,

доныне его опекающий

Монреаль, 18/31 октября 2012 г.

Дело в том, что каждый год, в день мученической кончины брата Иосифа на его могиле перед художественно изготовленным крестом-памятником, поставленным трудами Общества, собирается всё больше молящихся. В этом году, в день 15-летия, после панихиды в присутствии толпы молящихся, как указано в Заявлении Фонда, было заявлено о готовящемся прославлении брата Иосифа и об изъятии его мощей из могилы. Известно, что многие люди уже давно ему молятся и святость его большинству православных очевидна, поэтому прославление мученика Иосифа будет всего лишь официальным подтверждением несомненного факта, и это может только радовать. Однако, известие об изъятии его мощей естественно настораживает.

Заявление Фонда памяти составлено в очень сдержанном стиле, но в связи с намечаемыми планами ясно проглядывает лёгкое, но достаточное безпокойство, побудившее правление Фонда определённо высказаться : «Этим же днем устанавливается и утверждается благодатная традиция дня памяти умученного брата Иосифа на месте захоронения и вечного поминовения без всякого уклонения, изменения, ни изъятия».

Правление Фонда несомненно озабочено возможным использованием мощей брата Иосифа в не чисто духовных целях. От себя скажем : известно что со дня кончины, от. Виктор Потапов проявил много похвальной деятельности в связи с защитой памяти умученного хранителя чудотворной Иконы, но очень быстро у многих появилось чувство, что он до некоторой степени "приватизирует" дело брата Иосифа. Знаем, что от. Виктор был в близких, дружеских отношениях с братом Иосифом, но с кем брат Иосиф не дружил ! Но знаем также, что с точки зрения идейности находились они в противоположном направлении.

Помнится как с лёгкой руки от. Виктора Потапова Гавайская Иверская Икона, тоже Мvроточивая, была ловко перекрещена в «Икона Единение», так как будто замvроточила, как знак свыше, одобряющий "воссоединение Русской Церкви" ! Хранителю Иконы пришлось в вежливой форме опровергнуть такое толкование чуда. Имея дело с такими церковными политиканами – можно опасаться, что и брат Иосиф станет в один прекрасный день неким предтечей "воссоединения". Такая ложь будет и не большей, и не меньшей, чем в случае св. Иоанна Шанхайского.

Брат Иосиф любил и жалел русский православный народ, но никакой симпатии не питал к церковной патриархийной структуре. Наоборот. Можно с уверенностью сказать, что его благородная душа никогда не согласилась бы с предательством Зарубежной Церкви, сознательным членом которой он был. Поэтому нельзя допустить, чтобы брат Иосиф стал предметом очередной политической игры с мощами, которая так широко практикуется теми, кто не знает, что придумать, чтобы угодничать перед патриархийным начальством.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

 

 

Остановить политическую игру с ЦАРСКИМИ МОЩАМИ ! – Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

PDF

Печать

E-mail

Белая идея

ОСТАНОВИТЬ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ИГРУ С ЦАРСКИМИ МОЩАМИ !

 

В середине августа, на женевском сайте патриархийной Западно-Европейской Епархии появилось Коммюнике, в котором говорилось о частичных останках Святых Царственных Мучеников, которые были замурованы в стенах Храма-Памятника в Брюсселе.

Останки, в подлинности которых не может быть сомнения, были получены от самого следователя (а не прокурора, как ошибочно написано в женевском сайте) Н.А. Соколова, который передал их князю А.А. Ширинскому-Шахматову, который в свою очередь вручил их на хранение нашему тогдашнему Правящему Архиерею Митрополиту Серафиму (Лукьянову).

В связи с постройкой Храма-Памятника Царю-Мученику, решение было принято замуровать доставшиеся останки на веки вечные в стенах Храма, ставшего таким образом своего рода гробницей Святых Царственных Мучеников и покаянной свечой, зажжённой от имени всей Белой Эмиграции.

После сенсационных открытий в 1989 году советского журналиста, автора ряда телевизионных полицейских сериалов Гелия Рябова, будто обретшего Царские мощи, немедленно стали вставать вполне оправданные вопросы о подлинности найденных останков и о доверии к невероятной находке известного автора приключенческих детективов и бывшего высокопоставленного сотрудника МВД. Было создано две комиссии экспертов : одна российская, другая зарубежная. Российская комиссия, учреждённая верховной государственной властью, сразу приобрела статус Правительственной Комиссии и для ещё большей авторитетности пыталась привлечь в свои ряды покойного Великого Князя Владимира Кирилловича, но эти усилия не были увенчаны успехом. Зарубежная Экспертная Комиссия, во главе которой был поставлен многолетний начальник «Российского Имперского Союза-Ордена» П.Н. Колтыпин-Валловский, готова была поделиться всеми документами, которыми располагала Русская Эмиграция, но ставила правильные вопросы с целью обретения истины, тогда как цель московской комиссии была явно иной – не ворошить прошлое, во что бы то ни стало доказать аутентичность останков и тем самым "покончить с гражданской войной". Красные и Белые должны были непременно объединиться вокруг найденных Царских мощей ...

Никак не удаётся сегодняшней российской власти восстановить прерванную преемственную нить истории России, а без этого власть светская, как и церковная остаются ничем иным, как узурпаторскими и нелегитимными, что все, и в первую очередь они сами, отлично понимают. Для достижения восстановления связи с исторической Россией все средства пускаются в ход : это создание всевозможных обществ соотечественников, это перенесение прахов Белых героев, генерала Деникина, И.А. Ильина, это перехватывание зарубежных архивов и музеев, это насильственные захваты из рук Зарубежников храмов и соборов в т.н. свободном мiре, это – невероятное, ибо противоестественное для советской и пост-советской действительности – прославление со святыми Святого Царя-Мученика и прочих жертв большевиков. Но в этой непрерывной и всесторонней погоне за утерянным звеном в цепи Истории, за легитимацией, узаконением своего бытия коронным номером была лукавая попытка прикарманивания самого оплота Белой Эмиграции и всего её идейного наследства – полного поглощения, да ещё с её согласия, Русской Зарубежной Церкви ! Слава Богу, предательство полностью не удалось, нашлись люди, вставшие на защиту Истины, но тем не менее немалых успехов добились предатели, но главного – исчезновение Зарубежной Церкви – не заимели. Поэтому продолжают биться, как рыбы об лёд, и мифические Царские мощи должны способствовать той же цели.

Вернёмся к экспертизе находки Гелия Рябова. Несмотря на то, что в этом сложном вопросе оставалось немало т.н. тёмных зон, на которые удовлетворительного ответа не имелось, тем не менее "стахановсими темпами" было проведено чисто политическое мероприятие безоговорочного признания подлинности найденных останков и их торжественное "перезахоронение", как теперь говорится, в Петро-Павловском соборе в Петербурге.

Надо отдать должное покойному Б.Н. Ельцину он вложил много сердца в это дело, был даже весьма трогательным во время церемонии, удалось ему придать максимальную торжественность этому событию официально, как ни как, Царские похороны однако по сей день остаётся немало недоговорённостей, много вопросов без ответов, но самое главное к гробницам нет потока паломников, что показывает что подлинность останков не была воспринята церковным народом. Недавно вышедшая хорошо документированная книга А.К. Голицына «Кому же верить» убедительно показывает все противоречия этого дела.

В Эмиграции, в частности в Зарубежной Церкви, очень скептически относились к этой затее, видя её политическую окраску, и придерживались того грустного убеждения, основанного на безпристрастной экспертизе, сделанной по поручению Адмирала А.В. Колчака следователем Н.А. Соколовым, что останки Венценосных Страстотерпцев были большевицкими извергами уничтожены, сожжены, растворены в серной кислоте, поэтому никаких скелетов не осталось и найти было нельзя. По этой причине неоднократные запросы доступа к замурованным в брюссельском храме останкам, поступавшие в Сvнод были всякий раз принципиально отклонены. Хватит мучить Царских Мучеников, говорил Митрополит Виталий, заслужили Они покоя, и пусть никто не думает тревожить этот покой.

Но Митрополит Виталий, как известно, в 2001 году был насильно отстранён, и бразды про-патриархийной нео-Зарубежной Церкви были взяты в недостойные руки тех, кто в один прекрасный день, в этом году, почему-то вздумал предпринять ремонт Храма-Памятника и тут – стук, стук молоточком по стене и, неожиданно, к вящему удивлению присутствующих, был «обнаружен», как значится в женевском коммюнике, «свинцовый цилиндр запечатанный и вместе с ним документ, от руки написанный, свернутый в стеклянной трубке». Как каждый уже понял – свинцовый цилиндр содержит частичные останки переданные следователем Соколовым, а документ подтверждает подлинность содержимого.

Удивительная, неожиданная находка ! – подумает сторонний читатель.

Но по сути ничего тут удивительного или неожиданного нет. Постараемся разобрать это дело, которое для его зачинщиков должно было остаться скрытым от верных и от общественного мнения и которое осталось бы утаённым не будь той песчинки, которая, как правило, всегда проваливает самые лучшие сценарии, что и тут следовало ожидать, ибо «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» /Лука VIII,17/.

Песчинкой, в данном случае, оказался никто иной, как проговорившийся сам Кирилл Гундяев... На заседании патриархийного Сvнода в конце июля в Киеве он заявил, что получил важное известие из Нью-Йорка по поводу Царских мощей и добавил : «Полагаю, что эти обстоятельства помогут нам определить свою позицию, в том числе по делу так называемых "екатеринбургских останков"» ...

Сколько интересной информации можно почерпать из одного этого факта !

Узнаём мы следующее.

1 ) Псевдо-зарубежные владыки, как болтливые бабы, или как мальчики ожидающие похвалы от старшего, поспешили значит сообщить новость, но, правда, не для того, чтобы она была обнародована, иначе бы сами об этом официально заявили и не держали бы в тайне.

2 ) А почему держали в тайне и официально не заявили ? Ответ прост : хорошо помнят и знают, что линия Зарубежной Церкви всегда была определённой – ради благоговения перед памятью Святых Мучеников и уважения к имеющимся останкам, ни при каком условии не тревожить их. Нарушение этой линии поведения может вызвать нарекания среди той части их паствы, у которой ещё проявляются угрызения совести, не говоря о протестах со стороны тех, кто остался верным заветам Зарубежной Церкви.

3 ) А почему Кирилл Гундяев не сдержал тайну ? Ответ так же прост : он-то никогда не был воспитан в благоговении к Царским Мученикам. Во-вторых, не испытывая уважения ни к Царю, ни к своим подведомственным американцам, ему ничего не стоило их подвести, если в этом могла быть ему выгода. В-третьих он всегда был в соперничестве со своим предшественником Алексеем Ридигером и никогда не прочь подчеркнуть – он это он, я это я. А известно, что Алексей II не признавал подлинность екатеринбургских останков, правда не столь по идеологическим побуждениям, сколько мстил Ельцину за то, что тот не спешил передавать ему, требуемое конфискованное большевиками церковное имущество. А наконец, не исключено, что в той трудной обстановке, в которой он сам находится из-за не прекращающихся скандалов, поставить на передний план популярную и благородную тему о Царе может, как громоотвод, отвести внимание общественности от скандалов и вывести его из тупика, в который он заодно загнал и Церковь. А в добавок, сделав жест в сторону светской власти, наладить и расшатавшиеся отношения с нею, что тоже не безполезно.

Итак, тайна теперь раскрыта, на воре шапка горит, соумышленники пойманы на своём лицемерии. В предательской структуре, нагло продолжающей именовать себя Зарубежной Церковью, срочно стали искать выход из положения и делать вид, что всё прозрачно и царит полная гласность. Первым разразился пламенным патриотическим заявлением трижды анафематствованный женевский "архиепископ" Михаил Донсков – всё мол под контролем, останки являются подлинными мощами, они неприкосновенны и должны быть выставлены в храме для почитания. Восьмой и последний пункт этого епархиального Заявления-Коммюнике гласит в чисто Белом духе : «Мощи, ни в коем случае, не могут быть подвергнуты какой либо манипуляции. Они могут исключительно служить для молитвенного почитания верующего народа». Надо признать – безупречно сказано.

Но в этом же Коммюнике также проглядывает упрёк в сторону тех, кто проговорился и не сумел сохранить тайну : «Разные компетентные инстанции получили копию и обнародовали свои комментарии в прессе и интернет. Последовали разные интерпретации». Итак, по вине некоторых "компетентных инстанций" появились "разные интерпретации" от чего Михаил Донсков очутился в деликатном положении, о чём и даёт знать …

омпетентные инстанции" не замедлили реагировать и поставили Донскова на своё место. Этим летом ходили слухи будто нью-йоркский Сvнод собирается "рассмотреть дело" Михаила Донскова. Верны ли эти слухи и связаны ли они с вышеуказанной фразой, воспринятой за дерзость – мы не в состоянии ответить, но неделю спустя после женевского Коммюнике, 22 августа, в ответ появляется «Сообщение Архиерейского Сvнода Русской Православной Церкви Заграницей», дающее важную информацию для понимания разбираемого дела.

Итак, читаем : «На своем заседании 14 июня 2012, Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей рассматривал вопрос обретения доселе сокрытых в cтавропигиальном Храме-Памятнике в г. Брюсселе останков...». Затем следует историческое описание останков, переданных следователем Соколовым, и наконец читаем слащавые слова о «столь важном для всей Русской Православной Церкви вопросе», которому они надеются помочь обрести ответ своей находкой.

И вот этот лицемерный сvнодальный опус : «Архиерейский Синод не считал правильным организовывать после кончины всех живых свидетелей специальные поиски замурованной капсулы, хотя – естественно – за последние два десятилетия самые разные лица проявляли активный интерес к ее существованию. Ныне же, после обнаружения ее, Архиерейский Синод, ввиду того, что важный вопрос об останках Царской Семьи в России приближается к окончательному решению благодаря новым данным, соединенным с серьезными научными исследованиями, но с другой стороны все еще остается спорным, выражает готовность способствовать на основе этого обретения дальнейшему изучению вопроса совместно с Церковью в России».

Отметим сразу, что употреблённое сvнодалами утверждение "выражает готовность" коренным образом противоречит тому, что мы выше назвали сказанным в безупречно Белом духе Донсковым, что мощи "ни в коем случае, не могут быть подвергнуты какой либо манипуляции". Итак мы узнаём, что на самом деле Царские мощи будут подвергнуты разным манипуляциям.

И тут сами открывают свою ложь, разоблачают своё лицемерие.

А ложь и лицемерие уже в том, что пишут, что будто Архиерейский Сvнод сперва считал не правильным давать запечатанные Мощи на анализ, а теперь передумал и считает правильным, говоря о своём Сvноде, как о естественном наследнике Архиерейского Сvнода, каким он был при Митрополитах Антонии до Виталия, тогда как именно в этом вопросе, как и во всех других идеологических и исповеднических вопросах, они в полном противоречии с исторической Зарубежной Церковью. Речь тут идёт о двух разных, в данном случае можно сказать противоположных, Архиерейских Сvнодах.

Лгут и лицемерят, повторяя ложь Михаила Донскова, давая понять, что будто случайно «был обнаружен запечатанный свинцовый цилиндр». Никто не может поверить, что останки были найдены случайно при ремонте. Всем понятно, что стена была умышленно пробита именно там, где по архивным записям знали, что находилось искомое. А если бы надо было подтвердить эту очевидность, то каждый поймёт, что в случае неожиданного обнаружения такой находки – напомним, что речь идёт о Царских останках – эта новость сразу была бы обнародована, во всяком случае не была бы глухо умолчена.

О том, что дело было умышленно умолчено, свидетельствуют сами слова женевского Коммюнике : «Последовали разные интерпретации. Нас это заставляет принести нижеследующие уточнения». Как будто второстепенной важности новость и не будь "этого" – не подумали бы и сообщить верующим ! Зато немедленно поспешили сообщить в Сvнод, который уже полных целых два месяца до этого, 14 июня, на своём очередном заседании «рассматривал вопрос обретения доселе сокрытых /.../ останков». То-есть, когда, неделю после Женевы, Сvнод обнародывает своё Сообщение, уже добрых три месяца он об этом знает ! И так крепко молчит, что даже в отчёте заседания, появившемся 15 июня на официальном сайте Сvнода, НИ ОДНОГО СЛОВА не говорится об обнаруженных Царских Мощах !

Большего разоблачения в лицемерии и лжи трудно себе представить.

Итак, какие выводы могут извлечь сами сvнодалы из этого очередного выявления их настоящей природы ?

Во-первых, что Михаил Донсков – эдакий неудачник ! – снова провалил наложенное на него поручение, как в 2001 году с треском провалил подряд две ответственнейших миссии : 1) получить медицинское свидетельство, определяющее невменяемость Митрополита Виталия. Применив силу доставил он старца-Митрополита в психиатрическую больницу, но экспертиза показала его полную вменяемость и способность заниматься церковными делами. 2) три недели спустя, с отрядом платных наемников пытался силою похитить Митрополита, что чудом Божиим ему не удалось. Этот скандал по сей день вопиет до неба и заслужил ему быть трижды анафематствованным тем самым Митрополитом Виталием, который пять лет до этого возвёл его в архиереи.

Во-вторых, сvнодалы должны твёрдо знать, что в Патриархии не умеют держать секреты. Тут Кирилл Гундяев проговорился и то, что должно было оставаться тайным, стало явным. Но его предшественник, Алексей Ридигер, не был более сдержанным. Когда ещё до объединения, во время т.н. процесса сближения, Вл. Марк – неизвестно, по поручению ли предателей-собратьев, или от себя лично, он на это способен – при закрытых дверях пал в ноги Алексия II и от имени Зарубежной Церкви принёс ему покаяние (!), то по окончании встречи на пресс-конференции "патриарх" сразу всё поведал журналистам, добавив, что этот радостный факт может ускорить процесс объединения …

В следующем году будет праздноваться 400-летие Дома Романовых. В погоне за своей мечтой узаконить своё бытие и предстать наследником Царской России, российская светская и церковная власть не преминут использовать для достижения своей чисто политической цели столь любезно представленную им возможность.

Самообманывают себя владыки-предатели и лишний раз показывают своё лицемерие, заявляя для успокоения своей совести или просто для виду, что «непременным условием изучения будет благоговейное отношение» к обнаруженным останкам. Научная экспертиза вообще благоговейной быть не может, да и сама мысль давать Царские мощи на экспертизу является кощунством для нормального верующего человека. Вспомним как приснопамятный мученик брат Иосиф всегда категорически отказывался давать св. Мvро от Иконы на анализ, несмотря на то, что ему говорили, что таким образом можно будет установить Его сверхъестественное происхождение. Вспомним, как наши все четыре Митрополита, и вся Зарубежная Церковь, всегда категорически отказывались давать Царские мощи на исследование, считая что это было бы ещё лишним поруганием Их памяти.

Имея ввиду опыт Зарубежной Церкви, сравним с тем, что намерен делать, если уже не сделал, нью-йоркский Сvнод и лишний раз увидим, какое отношение он имеет к Русской Зарубежной Церкви.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Секретарь Западно-Европейской Епархии

Русской Зарубежной Церкви

 

 

 

Взято с сайта старейшего журнала Русской Православной  Церкви Зарубежом "Карловчанин"

https://www.karlovtchanin.eu/belaiaideia/597-2012-10-06-20-17-59

 

 

 

 

 
Джорданвилль, пятилетка, обработка перевертышей — Г. М. Солдатов PDF Печать E-mail
История церкви

ВЕРНОСТЬ

Этим летом один из уцелевших представителей золотого века Зарубежной Церкви, профессор Георгий Михайлович Солдатов, отпраздновал своё 80-летие и, несмотря на солидный возраст, когда многие его сверстники почивают на лаврах или просто отдыхают от многотрудной долгой жизни, Георгий Михайлович продолжает неутомимо трудиться, выпуская усиленными темпами журнал, чьё заглавие является и программой и идеалом каждого истинно русского православного человека – «ВЕРНОСТЬ».

Электронный журнал «Верность» появился в наше сумбурное смутное время восемь лет назад в связи с событиями, потрясшими Зарубежную Церковь и расшатавшими доселе прочные устои Зарубежной Руси. Не будь этих событий, такой журнал возможно и не имел бы места быть. Журнал «Верность», газета «Наша Страна», как и наш сайт «Карловчанин» и некоторые другие немедленно взялись за защиту нашего попранного прошлого, защиту тех высоких принципов, на которых мы были воспитаны.

Не зря, изменническое течение, появившееся в начале нового столетия немедленно получило историческое и всем хорошо понятное название – Уния. В чём сам принцип унии противен христианской совести ? В том, что уния есть подделка под, есть лукавый обман. В исторической Брест-Литовской унии всё наше православное богослужение оставалось сперва нетронутым, единственное изменение состояло в поминовении римского понтифика вместо православного первоиерарха. Со временем, правда, богослужение видоизменилось, засорилось множеством западных заимствований и даже невооружённым глазом, зайдя в незнакомую церковь можно безошибочно отличить униатский храм от православного. Но по сути вопрос одинаковый и с католическими церквами так называемого «Восточного обряда», появившимися в результате большевицкой революции, и по сей день сохранившими полную тождественность с православными храмами. Обман одинаковый, чтобы не сказать – больший : видишь одно, а имеешь другое.

То же самое случилось и с нашими бывшими братьями, современными униатами : вся разница состояла будто в поминовении и подчинении советскому патриарху. Но вместе с безобидным на вид поминовением патриарха, перенималось и всё богатство советской патриархии, всё её прошлое, и в отличие от униатов-галичан духовная порча появилась гораздо быстрее, почти моментально. Вчера ещё ярые анти-экуменисты, без всякого угрызения совести стали общаться и сослужить с самыми оголтелыми экуменистами и модернистами, считая это даже ценным плодом воссоединения, неким торжеством православия, чего были лишены в течении стольких лет …

Ставши под чужое ярмо, переняли и дух и мышление и поведение новых своих хозяев. Последнее, что поразило людей со стороны, это как в этом году праздник памяти святых Царственных Мучеников обошёлся полным молчанием на официальном сайте нью-йоркского Сvнода. Подумать только, как готовились раньше к этому дню ! До прославления в 1981 году, день 4/17 июля был строгим постным днём, в храмах читалась особая покаянная молитва. Потом этот день стал одним из самых торжественных в жизни Зарубежной Церкви, привлекший к ней внимание всего русского народа. У всех это ещё в памяти. Выходит, что и в этом, мы просто констатируем факт, пришлось униатам-зарубежникам притушить этот праздник, снизвести его на уровень обыденного дня, отказаться от того, что было особым отличительным знаком Зарубежной Церкви.

Другим, бросающимся в глаза признаком духовной порчи поразившим нео-униатов, это грубость в обращении, чёрствость, безсердечность, одним словом – дух канцелярщины столь далёкий от Зарубежного духа. Полностью переняли методы обращения советской патриархии. С духовенством обращаются, как с пешками : ненужен или недостаточно покладистый – выкинуть. Вспомним слова приснопамятного Архиепископа Антония Женевского : мои батюшки и диакона – мои самые близкие сотрудники, без которых я не мог бы ничего делать … Эти времена безповоротно прошли в частности для тех, кто имел несчастье попасть под грубую руку Михаила Донскова. Последняя выходка сего трижды анафематствованного архиерея, своим присутствием оскверняющего наш женевский Крестовоздвиженский собор, произошла в канун дня святых Царственных Мучеников. Прибыл он с чудотворной Курской иконой в Ментону и, отслужив молебен с акафистом, вызвал настоятеля отца Миленко Пурич и без особых церемоний заявил ему, чтобы он убирался отсюда и что отныне он священник на покое. Любопытно было бы знать, чего стоят молитвы такого человека и как, прикасаясь ко святыне, не обжигает он себе руки ... Отец Миленко, отец многодетной семьи, прослуживший четверть века в Ментоне, по приказу архиерея вернул церковные ключи, замки тут же были переменены, антиминс конфискован. Мыслимо ли себе представить такое, или нечто похожее в Зарубежной Церкви за всю её историю ? Но Михаил Донсков явно специалист таких рейдерских налётов на храмы. У всех в памяти его богохульная деятельность в Мансонвилле и его покушения на самого Владыку Митрополита Виталия. Такого большевицкого отношения с людьми никогда не существовало в нашей Церкви. Правда, ему и не приходится задумываться, кем заменить священника, так как стоит ему обратиться к Кириллу Гундяеву, охотно предоставляющему священников для пополнения редеющих зарубежных рядов. Так и здесь, с первого же воскресенья, некий неизвестно откуда взявшийся отец Савва прибыл из Женевы и без малейшей доли юмора заявил, интервьюирующим его журналистам : «Владыка Михаил не принимал решения необдуманно, он долго его обдумывал с учётом интересов ассоциации и общины». Так и представляешь себе картину : добрый пастырь ночами молится в надежде получить ответ свыше – как лучше поступить на благо горячо любимой паствы ...

Причины столь жестокого увольнения священника неизвестны, поскольку Донсков категорически отказался отвечать на вопросы журналистов. За ним стоят Путин и Гундяев, чего там терять время с журналистами. А Бог – далеко …

Зато, этот очередной скандал, широко освещённый местной крупной газетой «Nice-Matin », после повторных склок в Ницце и Каннах нанёс новый удар по репутации Православия на юге Франции. Подумать : все эти милые на ухо города Лазурного Берега были в XIX-ом веке и начале XX-го курортами русской аристократии, где высоко стояла репутация всего русского. Сегодня олигархи, мафиозы и прочая шпана являются лицом новой России, а какова эта Россия, скатившаяся в криминальную бездну, верно написано в «Новой газете» от 15 августа : «Современная Россия – это страна победившего люмпена. Проще говоря, Россия сегодня – босяцкое государство, а Путин – босяцкий царь. Это не традиционное государство с крестьянскими патриархальными корнями, а пиратская республика». И, как бы в ответ тем, кто самообманывается, видя иллюзорное возрождение Святой Руси, в той же статье читаем : «Это не возврат назад и тем более не движение вперед, а отскок в сторону».

Нравственное лицо современной России описано выше, а о нравственном лице Патриархии стоит ли говорить ? Тем не менее зарубежные униаты продолжают внушать в умы и совести пасомых, что предательство, совершённое ими 17 мая 2007 года, смешение части Зарубежной Церкви с Московской Патриархией, есть великое чудо, милость Божия, которые будто должны на небесах радовать наших Отцов и Наставников !...

Пресмыкательство перед новыми хозяевами не знает границ. Как Сталин в своё время награждал некоторые города званием «Город-герой», так и Вл. Иларион выдал храму св. Серафима Саровского в Си-Клиффе грамату, утверждающую его новый статут «Храма-памятника восстановления единства Русской Православной Церкви» !

Будто все мы, будто все наши Архипастыри, начиная с Блаженнейшего Митрополита Антония до Блаженнейшего Митрополита Виталия, не мечтали о возрождении России, о единстве всего русского народа и Русской Церкви. Не только об этом мечтали, но этим только и жили, на это трудились, как могли помогали, утоляли духовный голод издательством и пересылкой духовной литературы, но главное – сохраняли для будущей России, когда с неё спадут оковы безбожия и связанная с ним безсовестность, бережно сохраняли для русского народа сокровище незапятнённой тысячелетней Русской Церкви. А что они сделали с этим сокровищем … Какую ответственность несут перед историей, перед Россией, перед Церковью … А ответственность усугубляется тем, что пытаются оправдать свои деяния, ложно уверяя, что будто поступают по заветам Отцов, когда сознательно полностью извращают их память, слова и деяния.

Так, в случае Си-Клиффа, притягивают к себе в сторонники видного пастыря и архипастыря, многолетнего настоятеля этого храма, Епископа Митрофана Зноско-Боровского, однажды сказавшего : «Мне хочется видеть светлые лица иерархов и тогда мы соединимся». Приснопамятный Владыка Митрофан сказал именно то, что в течении 80 лет думала и говорила вся Зарубежная Церковь : когда увидим светлые лица этих архиереев, т.е. когда они очистятся от паразитившего церковное тело сергианства, то с радостью и чувством исполненного долга передадим это сохранённое нами сокровище возрождающейся России и миссия наша будет окончена. Все истинные сыны Зарубежной России думали, надеялись, лелеяли мечту о том, что с падением советской власти возродится Россия, но увы духовная порча оказалась слишком глубока и, как сказано в «Новой Газете», произошёл не возврат назад к тысячелетним корням России, а отскок в сторону, в сторону безнравственного апостасийного болота, в котором ныне бултыхаются и униаты-зарубежники.

Из Си-Клиффа благородный дух Епископа Митрофана испарился, там ныне преобладает лукавый дух от. Серафима Гана и люди видно стали, как в Писании сказано, верить лжи. Не дух ли заблуждения окутал несчастного священника, участвовавшего в торжественной передаче граматы приходу, чистосердечно повторявшего на камеру слова Владыки Митрофана о светлых лицах иерархов, и заключившего своими словами : «И вот эти светлые лица мы увидели и вот, соединение произошло, слава Богу» … Не дух ли это заблуждения, не духовная ли это слепота, если только этот несчастный священник говорит искренно ? Об искреннем заблуждении, увы, говорить не приходится в случае использования святителя Иоанна Шанхайского в качестве будто симпатизирующего Московской Патриархии. Тут явен самый грубый дух лжи, распространённый теми, кто явились недостойными хранителями нетленных мощей святителя и постоянно безстыдно поносящими его святую память.

Как бороться против духа лжи, против угодничества иерархов, предающих паству свою ? Для борьбы с унией, родившейся в Киевской митрополии четыре века назад, православный народ, преданный своими архиереями, преследуемый гражданскими властями за верность православной вере, создавал Братства, в которых простые мiряне становились водителями угнетённого православного народа. Благодаря этим Братствам, и вопреки предательству и малодушию своих же архиереев, удалось им спасти православную веру в этих краях. Сегодня, как и вчера, перед лицом предательства большой части епископата, для защиты веры встают мiряне, не облечённые духовным саном, но исполненные духа верности своим корням. Ставший под покров Блаженнейшего Митрополита Антония, профессор Г.М. Солдатов один из этих исповедников, неустанно указывающий для растерянного народа прямой путь, православный путь – путь ВЕРНОСТИ.

Слава сегодняшним героям защитникам Истины и позор тем, кто в угоду личных, низменных интересов метает, как бисер перед свиньями с трудом накопленное наследство наших Отцов.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый. Судьба Царя - судьба России. К 94-ой годовщине зверского убийства Царской Семьи

 

 

"Нет греха большего, чем сопротивление воле Помазанника Божия. Береги Его, ибо Им держится земля Русская и Вера Православная". В этих глубоко назидательных словах преподобного оптинского старца Анатолия, сказанных в 1916 году, заключаются верование и чаяния каждого истинно русского человека, которому немыслимо отделить Царя от России и Россию от Царя. Ласковое звание "Царь-Батюшка" говорит уху и сердцу каждого Русского, а тем не менее время от времени всё приходится ещё слышать или читать разные нападки, грубые и надменные суждения о Государе.

Как объяснить такое?

Только тем, что всё ещё не изжиты безчинства и эксцессы советского воспитания и гнёта большевицкой идеологии над умами. Нам на это скажут, что и в до-большевицкой России, в России настоящей, такие суждения встречались. Увы, спорить не будем, ведь как иначе объяснить свержение Царя и саму революцию ? Понятие о генерал-адъютантах изменниках – не басня, как и предательство большинства думских народных представителей – не сказка, не говоря о других миазмах. В начале ХХ века заражение умов достигало невероятных масштабов и известно, что даже в Добровольческой Армии далеко не все, и не только среди вождей, были монархистами. Как тут не вспомнить, сегодня всем кажущиеся кощунственными, слова знаменитой песни, т.н. "гимна корниловцев" : "Мы былого не жалеем, Царь нам не кумир" ... Эти слова, написанные молодым прапорщиком А.П. Кривошеевым, дружно подхватывались его боевыми товарищами и, как ни грустно напоминать, гимн особенно нравился самому генералу Л.Г. Корнилову. Но далеко не все корниловцы придерживались таких чувств и поэтому вскоре эти позорные слова были просто из марша опущены и заменены другими, более нейтральными.

Но случай с гимном корниловского полка очень для нас показателен. Его автор, дослужившись в рядах Белой Армии до капитанского чина, затем эмигрировал во Францию и умер в Париже не так давно, в 1975 году. Но, попав в эмиграцию, а вероятно и до этого, полностью отрезвел и сокрушался о своём юношеском увлечении республиканскими идеями и о том, что связал своё имя с этим злополучным куплетом. Сокрушался до того, что в эмиграции оставил память убеждённого и деятельного монархиста, вплоть даже до того, что был многолетним представителем газеты "Наша Страна", газеты как известно носящей несменяемый замечательный девиз: "После падения большевизма только Царь спасёт Россию от нового партийного рабства!" Видно какой духовный и идеологический путь проделал человек! И такой путь очень показателен для всей нашей Эмиграции. Не зря народная мудрость учит: имеешь – не ценишь, потеряешь – жалеешь... Все научные исследователи, изучающие Белую Эмиграцию, на этом сходятся : русские изгнанники сильно поправели, монархические чувства и убеждения стали превалирующими и даже подавляющими у очутившихся на чужбине. И такую тенденцию общего умонастроения Белых можно было наблюдать уже в самой России в последние месяцы гражданской войны.

Тем не менее, когда корниловцы пожелали установить памятную плиту в нашем Храме-Памятнике Царю-Мученику в Брюсселе, то это вызвало категорический протест. Такой же протест поднялся в день 50-летия убийства, когда корниловское знамя не было допущено в тот же храм на торжественное заочное отпевание Царской Семьи. В этом лишний раз проявилось мало кем сегодня понимаемое чувство принципиальности. Даже если все преклоняются перед рыцарским отважеством корниловского ударного полка, не удаётся стереть память о его первородном грехе.

Так что, выдвигаемый, как выше сказано, аргумент тех, кто сегодня продолжает изрекать оскорбительные слова в адрес Государя, никак нельзя оправдывать, ссылаясь на то, что в России до 1917 года, увы, именитые люди могли тоже держать нелюбезные речи по отношению к нашему дорогому святому Царю-Мученику.

Аргумент никак не годится по той простой, но весьма существенной и трагической причине, что 94 года назад, в эти самые дни, вся Царская Семья всходила на собственную Голгофу и была сатанистами зверски убита, безропотно принеся Себя в Искупительную Жертву за всю Россию, за весь русский народ.

Перед таким величием не могли не умолкнуть все уста. А уважающему себя человеку остаётся только низко преклонить голову.

Но когда человек продолжает лепетать сегодня непристойные слова о Государе, тем более учительским тоном, то тем самым расписывается в уровне своей собственной порядочности и должен был бы понимать, что каждое такое высказывание является очередным кощунством. Мы уже писали и прочно думали не возвращаться к самонадеянному историку, выступающему будто с Белых позиций "колчаковеда", В.Г. Хандорину. Конечно, лучше всего было бы игнорировать и не делать рекламы его писаниям, но поскольку, судя по его статьям он недавно удостоился звания доктора исторических наук, можно сделать вывод, что "учительствует" он не только в интернете, но и перед студентами, перед подрастающим образованным поколением, поэтому необходимо хоть попытаться предостережением обезвредить его влияние на слушателей, когда он выражается о Царе-Мученике.

Так вот как с высокомерной развязанностью сей доктор исторических наук, претендующий выступать с Белых позиций, отзывается о Государе: "Можно по-разному относиться к личности Николая II. Моё отношение к нему, как к государственному деятелю, нельзя назвать положительным". "Моё отношение", подумайте ! И он не стесняется обильно иллюстрировать своё такое неположительное отношение. О Государыне, он не лучшего мнения. Для него неоспоримый факт, что "Александра Фёдоровна была психически неуравновешенной женщиной, чрезмерно эмоциональной на грани истеричности". Когда ему говорят о невероятных, можно сказать баснословных, успехах, происшедших в России в царствовании последнего Царя, с чем ни один мало-мальски образованный человек спорить не будет, то и тут наш историк не снисходит признать за Государем какой либо заслуги: "Скорее, много сделали Витте и Столыпин. Лично император наделал массу ошибок, начиная с японской войны и кончая влиянием распутинской камарильи". Наш Прадед, герой Русско-Японской войны, почему-то в своих воспоминаниях не оставил такого сурового суждения о Государе, но нашему учёному историку, пожалуй, виднее: "Николаю следовало отречься от Престола после Цусимы, за которую он нёс личную ответственность", – повторяет он с апломбом слова, будто сказанные одним из Великих Князей.

Если Хандорин, мягко говоря, не признаёт заслуг Государя в Его политической деятельности, может быть снизойдёт согласиться признать его святость и не будет удивляться почитанию Царской Семьи со стороны православного народа? Но и в этой, явно неведомой ему области, наш учёный, поелику он учёный, имеет своё определённо отрицательное мнение. "Я не вижу, где святость и подвиг. Верный семьянин, патриот – да, злодейски убиенный с несчастными детьми – да, но подвиг где?" А поскольку нет ни подвига, ни святости, то для Хандорина естественно не может быть и речи о прославлении. "Канонизация Николая II – такая же ошибка, как сохранение советской топонимики и слепое подражание западным стандартам. Его сегодняшние поклонники так же нелепы, как сегодняшние либералы и "совки"". Даже Его любовь к России притушивается и ставится под сомнение таким, не требующим комментариев подлым утверждением: "Он любил свою семью больше"...

И всё это можно прочитать в одной только хандоринской записи под названием "Мысли вслух". Страшно подумать – какие у него ещё могут быть "мысли про себя" ?...

Хандорин это человек из ряда т.н. "белых-патриотов", которых назовём "белыми в первом поколении", попавшими в благородное общество с комсомольского собрания, забыв снять с шеи красный галстучек.

Но полно говорить о Хандорине.

Поразмыслим лучше в эти скорбные дни о том, какое неразрывное сплетение существовало между Помазанником Божиим, Его страной и всем русским народом и постараемся извлечь из этого здравые выводы. Мы ничуть не говорим, что нельзя подходить к изучению истории последнего царствования, но надо подходить к этому делу с особой чуткостью, понимая что речь идёт не о Клинтоне или Горбачёве, а о совершенно особой Личности.

Такому подходу и открытию глаз на действительность должен был бы помочь пройденный кровавый большевицкий путь, приведший страну в сегодняшнее состояние, унесший от 60 до 100 миллионов жизней, не говоря о самом страшном – извращении души, превратившем русского человека в советского. Куда сложнее было предвидеть и понять это до того, как свершилась сама катастрофа, а тем не менее лучшие умы России это видели и предостерегали своих современников. И не только духовные лица, которых легко упрекнуть в предвестии апокалиптических событий. Лермонтов, в своём стихотворении "Предсказание", написанное за 77 лет до революции, ясно видел, что ожидает Россию: "Настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт".

Год этот пришёлся в царствование самого христианского монарха в мiре, самого гуманного, самого добродетельного. Но нуждается ли св. Царь-Мученик Николай в том, чтобы в энный раз доказывали Его несравнимые качества и высоту духа? "Истинный защитник России – это история", - писал Ф.И. Тютчев. Парафразируя великого русского поэта, скажем, что истинный защитник св. Царя-Мученика это Его история, путь Его жизни, Его лучезарная личность. Тем хуже для тех, кто этого не видит и не понимает. Таковых можно только жалеть.

Этот год по праву виделся Лермонтову именно чёрным, в противоположность всяким Чернышевским, Герценам и прочим революционерам, связывающим "светлое будущее" России со свержением Царского Трона. Увы, народ не прислушался ни к поэтам, ни ко святым. Накануне революции, накануне блестящей победы в Отечественной Первой Мiровой Войне, когда всё было ещё возможно, оптинский старец Анатолий мудро говорил : "Судьба Царя – судьба России. Радоваться будет Царь – радоваться будет и Россия, заплачет Царь – заплачет и Россия". Вместе с Царём заплакал весь русский народ. Плачем и мы до сего дня.

(https://www.karlovtchanin.eu/belaiaideia/580-l-r-94

 

 

 

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый. Кто изменил Царю, изменил и России.



95 лет тому назад история России оборвалась и с нею пошатнулась история всего человечества.

В эти самые дни, величайшая страна міра переживала роковые, зловещие события, павшие ей на голову, как гром среди ясного дня.

Поражаешься – как до сих пор мало кто по должному осознаёт губительность февральской революции. К ней готовы относиться, как к меньшему злу, к неудавшемуся стремлению к свободе, а то и как к утерянной возможности ...

Но казалось бы – как же не понять, что февраль есть ничто иное, как прелюдия кровавой, сатанинской, ни с чем по своему ужасу и масштабу не сравнимой октябрьской симфонии ?

Ведь, не будь февраля, никогда бы и не было октября !

Вот в чём безмерное зло февральщины !

Утверждение наше не эмоционально-лирическая формула, как может подумать легкомысленный читатель, а должно быть принято и понято в самом прямом смысле.

Не будь тех потоков клеветы и непростительного предательства и обмана Государя, не было бы и февральской революции и не исключено думать, что до сего дня Россия была бы Богоугодной Монархией и готовилась бы праздновать 400-летие Династии Романовых.

Февраль зиждется на лжи, что уже само по себе рисует ему определённую нравственную и духовную характеристику. Февральская революция не имеет никакого оправдания.

Не будем тут повторять уже не раз приводимые слова Уинстона Черчилля о том, что в начале 17-го года победа России была несомненна.

Это убеждение подтверждается всеми военными и политическими авторитетами.

Если в 15-ом году русские войска потерпели ряд неудач и пришлось повсеместно отступать, то причиной тому никак не был недохват мужества или нежелание воевать у русского солдата или офицера, а кричащий недостаток вооружения, настоящий снарядный голод, который полностью был восполнен уже к концу 16-го года.

С окончанием зимы ожидалось победное весеннее наступление. Конечная победа была уже ощутима и почти обозрима.

В 1917 г. военная мощь России должна была достигнуть своего апогея.

«Мало эпизодов Великой Войны более поразительных нежели воскрешение и возобновлённое гигантское усилие России в 1916 г.

Это был последний славный вклад Царя и русского народа в дело победы ...

К лету 1916 г., Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти безоружной, которая в течении 1915 года пережила непрерывный ряд страшных поражений, действительно, сумела … выставить в поле, организовать, вооружить, снабдить 60 армейских корпусов, вместо тех 35, с которыми она начала войну», писал ещё в своих воспоминаниях о войне У. Черчилль.

Только подумать – ведь на целый год раньше могла завершиться Великая Отечественная Война.

Сколько искалеченных и прерванных человеческих жизней можно было бы уберечь !

Мы так настаиваем на вопросе войны, потому что он был на самом деле решающим для судьбы Монархии и окончательно перекрывал всякий революционный путь.

Как верно впоследствии признался, да ещё с каким цинизмом, Милюков – ждать им дальше не было возможно, так как знали, что в конце апреля Армия пойдёт в наступление, знали что всё недовольство, подогретое либеральной клеветой исчезнет и произойдёт взрыв патриотизма, который надолго спаяет народ с Государем.

А наши добрые господа думцы никак не могли допустить такого ужаса и их предательство, их постоянная ложь и клевета, которые кстати очень скоро всех их захлестнут, казались им проявлением высшего благородства и чувством долга перед родиной.

Иными словами прообразом того, что стало девизом сергианства – ложь во спасение !

Есть ещё один факт, который не следует русскому человеку забывать.

Благодаря февральскому предательству Россия не вошла в конце 1918 года в число победителей.

Вся пролитая кровь в войне с неприятелем, все погибшие жизни не получили своего вознаграждения.

В лучшем случае считалось, что Россия покинула поле брани задолго до окончания сражений, а в худшем на ней стоит позорное клеймо сепаратного ленино-троцкого мира с Германией, клеймо предательства союзных обязательств.

Не говоря и о том, что не сбылась почти достигнутая заветная мечта освободить Царьград и вновь водрузить православный крест на Святой Софии, что было стержнем внешней политики России на всем протяжении ХVIII–ХХ веков.

Мы ничуть не намерены, Боже упаси, обелять кровавый октябрь, но ещё раз скажем, что корень зла зиждется именно в феврале.

Всякие Милюковы, Родзянки, Гучковы, Керенские и прочие бездарные политиканы, возомнившие себя царьками и спасителями России, сумели ввести в заблуждение и убедить генералитет в необходимости смены власти, но никак не сумели затем удержать добытую ложью, с неба павшую им в руки эту самую власть.

Но как такое чудовищное и непростительное деяние могло совершиться ? ...

Так и хочется вслед за французским мыслителем-писателем Шарлем Пеги сказать : «До сих пор спрашиваем себя, как такое могло произойти ... подобную катастрофу можно объяснить только тем, что было совершено заблуждение мистического плана».

Правда, Шарль Пеги говорил тут не о русской революции, а о всё усиливающейся дехристианизации Запада, но его недоуменный вопрос вполне можно отнести и к русской катастрофе.

Итак – какое мистическое заблуждение было совершено русским народом в начале прошлого века ?

Об этом не мало писали и предупреждали духовные лица, в частности святой всероссийский чудотворец Батюшка Иоанн Кронштадтский : высшее общество, заразившееся либеральными идеями, отворачивалось от родного Православия и тяготело к западному образу жизни.

Самодержавная монархия становилась непонятной, казалась отжившей, вот почему Царь-Государь – истинный праведник на троне – исполненный сознанием быть Помазанником Божиим, был непонят и совершенно чужд этому высшему обществу.

Глубокая религиозность Царя и всей Царской Семьи не только не внушала уважения, а скорее была поводом для снисходительных насмешек.

В такой нездоровой духовной обстановке, всякие слухи, сплетни, клевета, даже самая гнусная, находили благоприятную почву.

Петербургские салонные сплетни подхватывались и умножались социалистами и революционерами разных мастей и разносились среди народа.

А для распространения таких миазм время было самое, что ни есть благоприятное : три года изнурительной войны, четыре миллиона убитых, до невероятного размера раздутая легенда о Распутине, будто управляющем делами Империи, искусственно сфабрикованный кризис недостатка хлеба – т.н. "хлебный бунт" – в конце февральских дней, форменная ложь о безволии Государя, и т. д.

Но безстыдная клевета нашла свой апофеоз в настойчивых инсинуациях о том, что ради немецкого происхождения Государыни, Государь будто пытался тайно заключить сепаратный мир с Германией !

Сигналом к революции послужило возмутительное выступление в Таврическом Дворце 1-го ноября 1916 г. думского лидера кадетской партии, величаемого титулом профессора, П.Н. Милюкова.

Возбуждённая речь сего безсовестного профессора, полностью построенная на инсинуациях, клевете и на лжи, вошла в историю под названием «Глупость или измена» и моментально стала для либералов и левой оппозиции настоящим обвинительным актом, брошенным с думской трибуны в лицо Власти, и в частности Царской Семьи.

С гордостью Милюков говорил : «1 ноября – эра, теперь у рабочих впечатление – руководящая роль Думы /.../ данный отсюда толчок разошёлся по стране широкой волной».

Некоторое время до этого, истерический фигляр, адвокат второго разряда, трус Керенский, затем бежавший заграницу от большевиков переодевшись в бабу, предвещал : «Поймите же, наконец, что революция может удаться только сейчас, во время войны, когда народ вооружен, и момент может быть упущен навсегда...».

Другое гнусное лицо, сыгравшее вероятно самую решительную роль в революционном развале России, А.И. Гучков, открыто говорил : «В 1905 году революция не удалась потому, что войско было за Государя ...

В случае наступления новой революции необходимо, чтобы войско было на нашей стороне ; поэтому я исключительно занимаюсь военными вопросами и военными делами, желая, чтобы, в случае нужды, войско поддерживало более нас, чем Царский Дом».

Как видно ничего случайного в февральской революции не было, конспирация против Царя-Мученика тщательно и последовательно готовилась изнутри страны людьми, не брезгающими использовать военное время, когда казалось бы все силы нации должны быть устремлены на победу над врагом, а в это время всевозможные растлители думали об ином, об обратном, повлекшем грандиозное «крушение на пороге победы» ...

Итак – сплетение всех этих предательских сил и начинаний сделало своё дело. А дело это было ничуть не в пользу России, а в пользу её развала, на руинах которого безпринципные выскочки-политиканы жаждали сыграть роль, дабы войти в историю.

И на самом деле вошли, но только не с лаврами на голове, а с клеймом позора на веки вечные.

Изменническая деятельность Гучкова строилась весьма тщательно, последовательно.

С червем измены в душе и сердце и с потаённой личной неприязнью к Государю, достиг он терпеливо высших ответственных должностей в Государстве : был и председателем Думы, до заменившего его на этом посту М.В. Родзянко, но "служил" и в правительственных органах, особенно военных, где плёл свою паутину, что позволило ему установить связи со многими представителями генералитета.

Итак с одной стороны был своим человеком для всяких болтунов-политиканов, с другой был и своим человеком в среде военных, где пользовался уважением за свои знания в военном деле.

Измена бродила вокруг престола и втайне разрабатывались планы дворцового или военного переворота, как о том свидетельствовал Гучков :

«Я не только платонически сочувствовал этим действиям, я принимал активные меры /.../ план заключался в том, чтобы захватить по дороге межу Царским Селом и Ставкой Императорский поезд, вынудить отречение, затем при посредстве воинских частей, на которые в Петрограде можно было рассчитывать, арестовать существующее правительство и затем объявить о перевороте так и о лицах, которые возглавят собой правительство».

Нельзя без сжимания сердца читать и перечитывать поминутную хронологию событий четырёх последних дней Российской Империи.

Тут всё становится на место, без труда видно кто есть кто : где герои, где предатели, где дураки.

Ответственность – прямая, относительная, косвенная, по глупости, по инерции, каждого действующего лица становится очевидной. Из этой массы людей безусловно выделяется и возвышается безупречная личность и благородство нашего последнего Венценосца.

Нельзя без содрогания читать Его слова, высказанные в эти дни разным лицам, в частности генералу Алексееву, которому Он так незаслуженно доверял.

За внешним невозмутимым спокойствием, наблюдаемым в эти трагические дни, и многими расцениваемым за безразличие или безучастность к происходящему, скрывалась на самом деле невероятная сила воли, монаршая выдержка и величие, и мало кто подозревал те невероятные душевные муки и драму, которые Он переживал, выслушивая или прочитывая жестокие и ничуть не справедливые упрёки, адресованные Ему.

«Я берёг самодержавную власть не для себя, но для России.
Я убеждён, что перемена формы правления не даст спокойствия и счастья нам /.../ Мы не можем заниматься сейчас, во время страшной войны, ломкой государственного строя.

Всё это хотят совершить не в интересах Родины, а в своих личных.

Мне трудно поверить в разумность и искренность планов Родзянки и Гучкова /.../

Уступками не спасёшь положения.

Уступить мятежным требованиям, – это значит разжать руки, вися над пропастью.

Уступить, это значит для меня – умыть руки, как Пилат.

Я не хочу быть Пилатом для моей Родины.

Я знаю, что иду против течения. Но этот путь диктует мне моя совесть, мой царский долг перед Россией и перед историей ...

А если я помеха счастью России – то я готов даже не только царство, но и жизнь отдать за Россию».

Постоянно приходилось Государю отметать навязчивые требования М.В. Родзянко и прочих заговорщиков назначить «ответственное министерство», представляемое как панацея способная спасти Россию.

Передать власть Думе в Его глазах было бы именно верхом безответственности.

Государь был убеждён, что победить попущенную анархию мог только Он во главе верных войск.

Думские деятели даже если они воображали, что могут играть роль, на самом деле пользовались лишь видимостью свободы, находились под бдительным надзором Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

27 февраля (11 марта по новому стилю) самообразовался Совет Рабочих Депутатов, который с этого дня стал настоящим хозяином положения в Думе и использовал её, как ширму, для придания некой легитимности своему противогосударственному бунту.

М.В. Родзянко мрачно расхаживал по шумным залам Таврического дворца с красным бантом на груди, то и дело говоря о «нашей революции», и отлично понимал, что никакой властью не располагает, но тем не менее пытался убедить в обратном Государя.

А Царь отлично понимал, что никакой власти в лице народа Дума с безвольными политиканами и интриганами иметь не может.

«Я ответственен перед Богом и Россией за всё, что случилось и случится, – будут ли ответственны министры перед Думой и Г. Советом – безразлично.

Я никогда не буду в состоянии, видя, что делается министрами не ко благу России, с ними соглашаться, утешаясь мыслью, что это не моих рук дело».

Удержать назойливый натиск думских деятелей не представляло большой трудности для Государя, показавшего в эти дни свою силу воли тем, кто в этом сомневался, но тем временем в Петрограде, при подстрекательстве думских депутатов, положение становилось угрожающим вплоть до того, что запасные военные части петроградского гарнизона взбунтовались.

В думских кругах очень надеялись, что безпорядки заставят Государя пойти им навстречу, но не таков был наш Всероссийский Царь : Он наоборот издал Указ о роспуске Думы.

Родзянко с председательского кресла прочёл Царский Указ и тут же Милюков во весь голос прокричал : «Предлагаю считать этот Указ мёртвым письмом /.../ предлагаю принять резолюцию – Государственная Дума, заслушав доклад о роспуске, постановила перейти к очередным делам. Заседание Думы продолжается» ...

Эти невероятные дерзкие слова были встречены овациями с депутатских мест. Дума стала на сторону бунта, бунт превратился в русскую революцию, а Дума превратилась в клуб революционеров.

Бунт мог быть подавлен в первые же дни, но по непонятным причинам начальство на месте проявляло полное бездействие.

Прошло уже пять дней от начала безпорядков, перелившихся в восстание, и никакого серьёзного противодействия не предпринималось.

Поскольку военные власти на месте не справлялись с положением, Государь, распорядившись срочно перевести в Петербург с фронтов верные кавалерийские и пехотные части, принял решение послать верного генерала-адъютанта Н.И. Иванова с чрезвычайными полномочиями для восстановления порядка.

После этого Государь принял оказавшееся роковое решение покинуть Ставку в Могилёве и направиться в Царское Село, но в ночь с 28 февраля на 1 марта, Царский поезд, точно по планам Гучкова, был остановлен в 150 верстах от столицы на станции Дно : революционные войска, разобрав рельсы перекрыли путь и заняли близлежащие станции.

Государь, отрезанный от всякой надёжной информации решает направить Царский поезд в Псков в надежде найти поддержку и совет у генерал-адъютанта Н.В. Рузского, главнокомандующего северным фронтом, но тем самым попадает в настоящую мышеловку.

Вместо ожидаемой опоры, находит полное, безнадежное, холодное одиночество. И даже хуже этого – предательство.

Генерал Рузский давно уже был в заговоре и несмотря на то что носил вензеля Николая II на погонах, недолюбливал Государя и считал самодержавие анахронизмом и не постыдился воспользоваться случаем демонстративно проафишировать свои чувства.

Когда прибыл Царский поезд, то на станции не только не было положенного почётного караула для встречи Государя, но и не было самого генерала Рузского, который, не спеша, демонстративно пришёл с некоторым опозданием, безцеремонно сказав, что сам распорядился, чтобы не было встречи.

Тогда когда на него возлагались надежды, ничего не нашёл лучшего, чем посоветовать «сдаться на милость победителя».

Тем не менее Государь имел с Рузским семичасовой разговор, в течении которого генерал применял огромное моральное насилие, чтобы вырвать у Государя отречение от Престола, чего добился сообща с генералом Алексеевым, Гучковым и Родзянко, засыпавшими Псков телеграммами, телефонными звонками и всевозможными ложными сообщениями.

Государь – один против всех – не сдавался и не сдался бы не будь этого "ножа в спину", каковыми явились ответы командующих фронтами, полученные в ответ на настойчивый запрос генерала Алексеева.

Каждый ответ, тщательно зачитанный Государю, был очередным ударом, требующим Его отречения.

Царь почувствовал своё полное одиночество, оставленность, словом – земля под ногами провалилась.

Но как такой позор мог осуществиться ?

Не благодаря ли недоразумению ?

Не в результате ли манипуляции ?

Ведь многое зависело от того, как поставлен вопрос и как освещена обстановка. А тут именно всё было так тенденциозно представлено, что ответ так и напрашивался.

Но кто мог ставить под сомнение слова заслуженного генерала Алексеева, в принципе "правая рука" Государя, о том, что «обстановка не допускает иного решения» и что «необходимо спасти действующую Армию от развала» ?

Далеко не весь генералитет был в заговоре и желал отречения, но, отрезанные от столицы и не имеющие правильного представления о событиях и положении, полностью доверялись информации, получаемой от генералов Алексеева и Рузского, которые в свою очередь слепо сдавались на представленную Гучковым и Родзянко картину, согласно которой только лишь отречение, если ещё не поздно, может спасти Россию.

Тем временем генерал Н.И. Иванов с трудом добрался до Царского Села.

Известие о движении войск на Петроград произвело в столице ожидаемое впечатление.

Гучков и прочие заговорщики понимали, что всё держится на волоске, во что бы то ни стало надо было избежать столкновения и надо было выиграть время.

"Профессор" Милюков на митинге кричал : «Или старый деспот, доведший Россию до полной разрухи добровольно откажется от престола, или он будет свергнут».

А генерал Рузский, без всяких криков, но своею властью через голову Государя, распорядился прекратить отправку войск в столицу, а уже прибывшие войска повелел отправить обратно ...

Со своей стороны, Алексеев, видно для успокоения старого генерала, сообщил Иванову явную неправду, внушенную ему Родзянко, о том, что в Петрограде наступило полное спокойствие и войска находятся в повиновении временному правительству.

Некоторое время спустя, старый генерал, доверенное лицо Государя, получил от Гучкова (!) приказ : «Главнокомандующим назначен Корнилов. Возвращайтесь в Могилёв».

Та же ложь о достигнутом спокойствии в столице была донесена и находящемуся в Пскове "в плену" у Рузского Государю, которому было объяснено, что любая попытка нарушить достигнутое спокойствие может только окончиться потоком русской крови.

Таким ложным приёмом была прервана последняя попытка Государя восстановить порядок в Петрограде и фактически спасти Россию, и Он направил телеграмму генералу Иванову : «Прошу до моего приезда никаких мер не предпринимать».

Но такому приезду так и не суждено было сбыться.

Государь подписал ещё Указы назначая намеченного Думским Комитетом генерала Л.Г. Корнилова командующим войсками петроградского округа и Великого Князя Николая Николаевича Верховным Главнокомандующим.

Оставалось составить и подписать Манифест об отречении от Престола.

Никогда не забудет Россия, никогда не забудет русский человек роковую дату 2/15 марта 1917 года.

Никогда не забудут предательство, павшее на Россию, как гром среди бела дня.

Но «измена, и трусость, и обман», о которых написал в дневнике Государь в самый день вынужденного отречения были не столько кругом, а в основном вокруг Него.

Государь далеко не был одиноким, как ему могло показаться.

В частности, верноподданнический ответ на запрос генерала Алексеева, данный генералом-адъютантом Ханом-Нихичеванским, «Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха» предательски не был передан Государю в отличие от всех ответов в пользу отречения.

Ту же верность присяге открыто проявил генерал от кавалерии граф Ф.А. Келлер : «С негодованием и презрением отнеслись все чины корпуса к тем изменникам из войск, забывшим присягу, данную Богу и присоединившимся к бунтовщикам /.../

Только со своим Богом данным Царём Россия может быть велика, сильна и крепка и достигнуть мира, благоденствия и счастья», не говоря об огромной массе офицеров более низких чинов, готовых встать в распоряжение Государя для подавления революции.

Эти самые доблестные офицеры Императорской Армии и явились впоследствии самыми надёжными элементами Белого Движения.

Надо ли подчёркивать, что в сопоставлении с такими витязями долга и чести, бледно выступают иные действующие лица, несущие ответственность в этой всероссийской катастрофе.

Как понять действия и бездействия генерала Алексеева ?

Его полную инертность во дни бунта в Петрограде ?

Известно, что он тайно встречался с Гучковым и, даже если прямо не примыкал к заговору, был заранее посвящён в готовящийся переворот и не только не предупредил о нём Государя, но продолжал вести телеграфные переговоры со взбунтовавшейся Думой и покорно выполнял планы Родзянки и Гучкова, когда его прямой долг, как начальник Императорского Штаба, обязывал его приложить все усилия для подавления думских бунтовщиков, столь нагло восставших против законной власти и лично Государя.

Как понять и забыть, о его роковой ответственности в деле ответов командующих фронтами, обманутых его телеграфным запросом с неверной информацией, к которому были добавлены его личные слова : «Упорство же Государя способно лишь вызвать кровопролитие» ...

Правда, быстро разочаровался старый генерал Алексеев в революции, особенно когда за ненадобностью революционеры с ним расстались. Частично искупил свой грех, основав Добровольческую Армию и тем самым восстановил до некоторой степени своё лицо перед историей.

По некоторым сведениям, генерал Рузский через полтора дня понял свою роковую ошибку и был ею угнетён до конца жизни, но совершив своё подлое предательство Государя не счёл нужным попытаться его исправить вступлением в Белые ряды и был безславно и без суда расстрелян в самые первые дни октября.

А что сказать о генерал-адъютанте Брусилове, тоже верноподданнически просившем отречение Царя, а затем служившем в Красной Армии ...

И наконец, что сказать о Керенском, Гучкове, Милюкове и других, кто раньше, кто позже, выброшенных революционной чернью, как ненужная ветошь, но нагло пытавшихся играть роль в Белой Эмиграции.

Все эти "ученики чародеи безкровной революции" и прочие именитые тунеядцы долго могли затем плакать о содеянном, плакать о том, что открыли путь всякой черни для разграбления и уничтожения великой христианской страны, точно по программе безбожного поэта космополита Ал. Блока : «Пальнём ка пулей во Святую Русь / В кондовую, в избяную, в толстозадую».

Иван Солоневич, ещё раз подчеркнув, что февральская революция никакого оправдания не имеет дал о ней объективное определение : «Была грязь, предательство, бездарность, безчестность – немецкие деньги, английское влияние, безмозглое своекорыстие, – кровь и грязь, грязь и кровь».

Да, февраль не только был величайшим преступлением, он был и остаётся величайшим грехом, тяготеющим над всем, или почти всем, русским народом ...

От того, может быть, принято не очень-то и вспоминать о нём.

Поэтому, никогда не забудем : «Кто изменил Царю, изменил и России».

 

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Ну, а теперь -  что?

Итак, прошёл день 17 мая, скорбный день пятой годовщины слияния части Зарубежной Церкви с Московской Патриархией. Делегация деятельных сторонников этого гнусного предательства с Марком, Донсковым, Иларионом, Ганом, Лебедевым в качестве главных архитекторов этого мероприятия побывала в Москве, послужила с Кириллом Гундяевым, послушала разные доклады и всевозможные приветствия, похлопала руками и разъехалась. А теперь — что ? Что дальше ?

Можно было надеяться, что этот пятилетний рубеж, предложенный для сомневающихся как-то подействует и в последний момент некоторые отшатнутся, прозреют и поймут, куда их вовлекли. Никакой информации о таких прозрениях до сих пор до нас не дошло, хотя по некоторым слухам некоторые священнослужители всё ещё противятся тому, чтобы поминать Кирилла Гундяева.
Можно сейчас подвести итог торжествам в России. До того в 2007 году уния части РПЦЗ с МП явила собой чуть ли не одно из главных происшествий года в жизни Российской Федерации, до того в этом году "торжества" пятилетнего юбилея прошли безцветно. Просто отметили дату. Событие явно не задержало внимание общественности. Период страстного интереса среди простого населения прошёл, а в церковной части народа большею частью не скрывается разочарование : не только не удалось покончить с Зарубежной Церковью, которая продолжает процветать и не даёт сергианам покоя, но всем ясно, как весенний день, что та часть РПЦЗ, которая, можно сказать «с потрохами» сдалась МП, имеет самое далёкое отношение к тому, что десятилетиями считалось крепостью и эталоном Православия.

Это чувство некоторыми открыто признаётся, а другими — в частности патриархийным руководством — за милыми улыбками, молча демонстрируется тем пренебрежением, с которым относятся к своей добыче.

К первой категории можно отнести признание отца Георгия Митрофанова, человека известного тем, что за словом в карман не лезет и безбоязненно пишет и говорит всё то неполиткоректное, что принято скрывать, покрывая дубовым языком. Помним, как он, один из учёных клириков МП, не побоялся выпустить нашумевшую книгу «Трагедия России — Запретные темы истории ХХ века в церковной проповеди и публицистике», где в частности пишет о генерале Власове совсем не в духе патриархийной и государственной пост-советской линии. Так что же говорит отец Георгий ? — «Мы же объединились с РПЦЗ, уже сильно разбавленной советскими и постсоветскими иммигрантами». Разъясним трезвые слова отца Георгия : советские и постсоветские иммигранты есть большая разница с русскими эмигрантами, создавшими эту цитадель, каковой была Зарубежная Церковь. Очень тонко замечено. Люди, родившиеся в Советском Союзе вполне могли и могут вливаться в Зарубежную Церковь, не разбавляя её и не превращая её в пост-советскую жижу, но для этого должны воспринимать её дух, её принципы, её идеологию, что столь удачно некоторым удаётся, но большею частью мы видели, увы, обратное и в конце концов зарубежные принципы растворились в сергианское месиво, что неизбежно и привело к капитуляции, подписанной Вл. Лавром и прочими архиереями.

Вот почему не сбылась горделивая мечта Вл. Марка — быть теми дрожжами, благодаря которым поднимется всё тесто Русской Церкви …

О каких дрожжах говорить, когда день за днём наблюдаешь за действиями и читаешь высказывания этих бывших зарубежных архиереев и священнослужителей. Первая сдача позиций состоялась почти моментально, вернее она даже предшествовала самому подписанию унии, поскольку для патриархийной стороны это было условием sine qua non для объединения. А вопрос этот был далеко не маловажный, десятилетиями считался даже самым крупным и принципиальным вопросом разделяющим наши Церкви : сергианство. Тему о сергианстве смазали очень ловко, заявив, что безцветная, скопированная с католиков "социальная концепция" каким-то чудодейственным образом будто способна на веки вечные предохранять МП от нового подчинения безбожной власти и собою окончательно стирает все прежние беззакония, и до последнего следа стирает "первородный грех" советской Церкви. Митр. Сергий своей политикой спас Церковь — эта аксиома всеми должна безоговорочно быть принятой и оспариванию не подлежит.

И добровольные зарубежные заложники сделали вид, что этому поверили и о сергианстве больше ни слова, зато громко заявляли, что будут непоколебимы в своём неприятии другого принципиального вопроса — экуменизма и будут требовать выхода МП из Мірового Совета Церквей и отказа от экуменических заигрываний. Цель казалась даже легко достижимой, поскольку руководство МП давало знаки, открывающие надежды на скорый разрыв с экуменической деятельностью. Но то было время, когда МП считала нужным "покрасоваться" своим православием перед Зарубежниками, видя в этом эффективный способ для заманивания их в свои сети. С тех пор время прошло, уния состоялась и, в добавок, во главу МП стала знаменитая двоица "Кирилл Гундяев / Иларион Алфеев", что окончательно похоронило всякие надежды оздоровления Патриархии. Но и с этим, как и со сергианством, свыклись. Говорить сегодня о том, что, несмотря на порою открытое несогласие низшего духовенства и народа, в МП экуменизм развивается церковным руководством на полном ходу — избитая истина, против которой несчастные зарубежные заложники ни словом не протестуют.

Но как тут не подчеркнуть, что не только МП, игнорируя их легитимные требования, "плюёт в душу" своих новых союзников, но и сами их "архиереи" — если таковым можно считать трижды анафематствованного Михаила Донского — весёлыми ногами шагают по экуменическим тропам. Объединившись с МП, бывшие Зарубежники полностью влились в дружное семейство либерального "официального Православия", в среде которого ныне живут вполне естественно. Встречи, сослужения с новостильниками практикуются без малейшего зазора даже теми, кто вчера слыли ярыми антиэкуменистами. Был ли таковым Донсков ? Трудно сказать, так как всё больше становится ясным, что не имел вообще никаких прочных убеждений, но во всяком случае выдавал себя за антиэкумениста. Не будем говорить о его постоянных служениях с либеральными православными, но напомним о его участии в первой совместной встрече между Конференцией католических епископов Швейцарии и Ассамблеей православных епископов той же страны, в итоге которой было подписано совместное коммюнике, утверждающее, что «Католическая и Православная Церкви признают друг друга Церквами-сестрами». Здорово, не правда ли, для "зарубежного архиерея" ! И тут пойманный Донсков стал с особой яростью распространяться в интервью о том, что «это не означает, что мы восстановили евхаристическое общение с католиками» ! А разве кто-нибудь это утверждает ?! До такой глупости никто из здравомыслящих людей не доходит. Просто скорбно видеть, что его участие в этой сомнительной встрече не было осуждено вышестоящей властью (об осуждении, естественно, и речи быть не может в той ситуации, в которую они добровольно вошли) и что вчера ещё Зарубежные архиереи повторяют теперь слово в слово знаменитое еретическое утверждение, введённое в употребление покойными константинопольским патриархом Афинагором и римским папой Павлом VI, и значит признают, вытекающее из этого снятие анафем торжественно провозглашённое 7 декабря 1965 года !

Вспомним тут замечательные «Скорбные Послания» нашего святого Митрополита Филарета, чтобы понять какой ров отделяет теперь этих людей от нашей Зарубежной Церкви.

Принципиальность, идейность, то-есть всё то, что характеризовало всегда Зарубежную Церковь и выделяло её из общей массы православных Церквей совершенно испарилось из жизни и поведения РПЦЗ МП, которая своим вхождением в широкое семейство розового христианства, полностью освоила мещанские принципы міра сего, во зле лежащего. Вспомним как, отправившись в Южную Америку, "митр." Иларион счёл возможным, а может быть и естественным, сниматься рядом с главным магистром масонской ложи ! И такого человека считать первоиерархом или просто продолжателем той самой Церкви, которая Окружным Посланием Собора Архиереев РПЦЗ от 15/28 августа 1932 г. под председательством Митрополита Антония, осудила масонство вплоть до отлучения от причастия прикасающихся к этому духовному яду ! ...

Другой пример. Недавно были президентские выборы во Франции и, "чтобы быть, как все", Ассамблея Православных Епископов Франции обнародовала Обращение к пастве, напоминающее "республиканские ценности", будто скрепляющий французский народ "республиканский пакт", призывающее православных голосованием совершить свой "гражданский долг", восхваляющее французский лаицизм, чья цель, как известно, — освобождение общества от религии, в частности от христианских учения и ценностей, что широко открыло путь закону об аборте и в скором будущем узаконит гомосексуальные браки. Так и тут, естественно, наш герой Михаил Донсков расписался под этим более, чем необыкновенным для зарубежного уха призывом. С одной стороны бегает с лозунгами «За Русь, за Веру», выдаёт себя за потомка Галлиполийцев, а с другой подписывает коммюнике о лаицизме и о том, что православная и католическая Церкви — Церкви сёстры … Не лучшая ли это иллюстрация тому, что сказал отец Георгий Митрофанов, что объединились-то они с Церковью сильно разбавленной советским и пост-советскими иммигрантами.

Как не горько говорить, думая о всех тех невинных там находящихся, РПЦЗ МП, или правильнее было бы её называть "Заграничная МП", за эти пять лет, а то и меньше, полностью растворилась в т.н. "официальном православии", утеряла всю свою соль, что неминуемо наводит мысль на грозную притчу Христову : «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» /Мф V, 13/.

Ещё в 2009 году, Кирилл Гундяев говорил и не был опровержен : «Уже сейчас мы не чувствуем никаких разделений с РПЦЗ» и с самого начала своего патриаршества последовательно проводит он линию подведения всех под одну гребёнку. В МП ведь, как и в РФ соблюдается жёсткая вертикаль власти : есть один главнокомандующий и одна генеральная линия. Никаким тут "марковским дрожжам" нет места, ни каких разговоров об осуждении сергианства или отказа от экуменизма не должно быть речи. Каждый должен знать своё место. Место Илариона Капрала, где-то около двадцатого в длинном списке патриархийных митрополитов. А Вл. Марк продолжает находиться в антиканоническом положении, разделяя одну и ту же Германскую епархию и Берлинскую кафедру с другим патриархийным архиереем. Но это ему не мешает с умилённой улыбкой вспоминать проделанный путь к унии : «Был вопрос самый трудный, хотя кажется теперь немножко смешным — это был вопрос поминовения Патриарха». Ничего не скажешь, вопрос смешной. Так во всяком случае его определяет тайный архитектор предательства РПЦЗ. Со своей стороны, кардинал Каспер, вспоминая падение берлинской стены в 1989 г., однажды по другому поводу сказал нечто подобное : «Стены между Церквами рухнут, и мы протрем глаза». Интересно было бы знать мнение всех бывших Зарубежников — на самом деле вы протёрли глаза и стало вам смешно вспоминать о том, что казалось вам выше сил : поминать патриарха ?

Да, в жёсткую рукавицу попались наши недальновидные "современные ученики чародея" ... Кирилл Гундяев с самого начала точно расставил все точки над i : «Поддерживая существующую автономию, с обеих сторон мы будем делать все, чтобы наше единство углублялось и чтобы даже проницательным корреспондентам не пришло в голову задавать вопросы о некоей специфической роли Зарубежной церкви, тем самым дистанцируя эту часть от единой Русской православной церкви». Любая специфическая роль бывших Зарубежников полностью отметается и вот какая миссия им отводится самим патриархом : «Окормление православных русскоязычных людей, оказавшихся в дальнем зарубежье». Итак, главное задание "Заграничной МП" — служить молебны и панихиды для русскоязычной публики, число которой постоянно растёт за границей, но ни в какую церковную великую политику не лезть.

Нельзя обойти молчанием дотоле у нас неведомый обычай обмениваться перед камерой подарками для придания торжественности заканчивающейся встрече. Тут эта сцена превысила все границы т.н. kitch'a ... Патриарх передал огромную двухметровую икону сталинской любимой святой Матроны (даже не понятно куда такую громаду смогут поместить в наши, как правило, скромные по размерам храмы), а Вл. Иларион преподнёс такого же размера портрет самого Кирилла Гундяева (!) на фоне Святой Троицы ... Вот уж где Вл. Марк мог бы усмехнуться, а все Зарубежники вместе с ним сгореть со стыда ... И тут тоже не трудно найти символический смысл таких подарков, немало говорящих о духовном падении РПЦЗ МП.

 

Итак, попытаемся ответить на заданный в заглавии вопрос «Ну, а теперь — что ?». По видимому — всё. Крышка. Известно только что при закрытых дверях состоялась встреча, на которой обсуждались вопросы дальнейшей консолидации русского православного рассеяния. Какую именно консолидацию придумали — неизвестно, такие вещи широко не разглаголиваются, они держаться в тайне. Но не запрещено каждому иметь маленькую идею на этот счёт. Одно только несомненно : консолидация будет.

источник: www.karlovtchanin.eu

 

 

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый: О горе монархистах ... и о горе историках ...

 


 

Изображение взято с сайта о. Сергия Кондакова


Долго думал – писать или не писать ? Все уже устали от постоянной полемики между людьми, принадлежащими в общих чертах к одному лагерю, лагерю разоблачителей советчины и ратующих за историческую Россию. К тому же, надо ли уязвлять самолюбие современного историка ? Но с другой стороны, всем известно: молчание знак согласия.

Итак – в чём дело ? Мы попали на сообщение в живом журнале «Колчаковец», редактируемом кандидатом исторических наук В.Г. Хандориным, озаглавленное: «Горе-монархисты». Сообщение начинается с ссылки на удивившие нас слова весьма уважаемого генерала-лейтенанта Н.М. Тихменева, к которым В. Хандорин счёл ещё нужным добавить свой неуместный комментарий. Проверить достоверность ссылки на слова генерала мы не в состоянии, т.к. не располагаем указанной книгой, откуда она взята, но не ставим под сомнение её подлинность.

Итак, генерал Тихменев, якобы, написал вдове генерала Деникина: «Надо защищать монархическую идею против монархистов или, вернее, тех, кто себя таковыми считает... Перемывать пошлые сплетни об Алексееве, порочить Рузского, клеветать на Корнилова, Деникина, Колчака, Юденича и других - это до последней степени глупо. Это даже хуже, чем просто подло".

Почему эта фраза нас удивила ? Дело в том, что генерал Тихменев известен, как многолетний председатель Союза Ревнителей Священной Памяти Государя Императора Николая II и даже если, и мы с этим вполне согласны, не стоит до безконечности обострять углы и похвально прибегать ко христианскому всепрощению, тем не менее есть вещи и слова, которые, как говорится, вычеркнуть из песни нельзя. Историк ведь должен знать не менее, чем председатель Союза Ревнителей, о – мягко говоря – тяжёлой вине генерала Рузского по отношению к Государю.

Направившись в Псков из Ставки за три дня до отречения, Государь надеялся найти более сильную опору со стороны командующего Северным фронтом генерала Рузского, чем от генерала Алексеева, а в действительности Рузский продержал Государя в Пскове как арестованного, предложив Ему — или вернее передав желание Думы и прочих заговорщиков – сдаться на милость победителя. Не только не поддержал Его, но и не высказал малейшей готовности исполнить свой офицерский долг перед Ним. Сильные, горькие всем известные безсмертные слова оставил преданный высшим генералитетом Царь в своём Дневнике в самый день отречения: «Кругом измена, и трусость, и обман». Но ещё более подробно высказался Он о самом генерале Рузском: «Бог не оставляет меня. Он дает мне силы простить всех моих врагов и мучителей, но я не могу победить себя только в одном – генерал-адъютанту Рузскому я простить не могу».

Итак сам, любвеобильный, смиренный, глубоко верующий Государь простить Рузскому не мог, а председатель Союза Ревнителей того же Государя будто не только свободно прощает, но обзывает глупостью и даже подлостью упоминания о недостойном поведении генерала. Не странно ли ? Как-то совсем не вяжется ...

Напомним правила, которых должны придерживаться все историки: любые сведения, любой источник или ссылка должны непременно взвешиваться, обязательно следует проверять их правдоподобность и только тогда выдавать за факт, за исторический документ. В противном случае от исторической науки легко перейти в область сказки. Не потому что кто-то, где-то, что-то написал, будь даже в книге, это становится непререкаемой истиной, на которую историки могут безошибочно ссылаться. Мы знаем, что генерал Тихменев был другом генерала Деникина и даже близким его помощником во время гражданской войны, но достаточно ли это для фактической измены памяти Государя, тем более что это гипотетическое письмо должно было им быть написано уже в эмиграции, по видимости в его бытность Председателем Союза Ревнителей. Как выше было сказано – никак не клеится. Но поскольку генерала уже давно нет среди нас, то никто не сможет подтвердить или опровергнуть эти слова. Но укажем тут, казалось бы, прописную истину: в таком случае долг историка – указать на неожиданный характер цитируемого факта, если он признаёт его аутентичность, а не выдавать его как само собою разумеющуюся вещь.

По тем же соображениям можно тоже удивиться, что генерал Тихменев также снисходительно пишет о генералах М.В. Алексееве и Л.Г. Корнилове. Согласимся, что у них несомненно имеются облегчающие обстоятельства в том, что хоть и поздно, но поняли свою роковую ошибку и во многом смыли свой грех, организовав Добровольческую Армию. Но поскольку нам известно никогда не каялись в том, что способствовали передаче России из законных царских рук в то «царство ужаса, закончившееся позорным крахом», как писал ещё недавно покойный Вл. Рудинский. Оба генерала, как могли, пытались противиться Гучкову и Керенскому, и генерал Алексеев, хотя и сыгравший самую прямую роль в отречении, очень скоро стал жаловаться на то, что новые хозяева его «рассчитали, как прислугу», но этим ограничились его сетования. Зато их обоих доблестное сопротивление развалу Армии и России во главе Белых частей несомненно останется на веки памятным. Но как с другой стороны забыть, что например сам генерал Корнилов пришёл лично в Александровский дворец арестовывать Государыню ? Помнится, что Царица-Мученица не подала ему руки и рука генерала так и осталась в воздухе...

Как понять подлость новой узурпаторской власти – к которой как ни как заговорщики-генералы относились – отказавшейся опубликовать до слёз трогательное своим величеством и искренностью Прощание с войсками ? Не решилась новая власть ознакомить Армию с прощальным словом Государя, не без оснований боясь, что оно может всколошить души и сердца военных, ибо значительная часть Армии могла ещё горою встать на защиту Царя и Трона. Но гнилые думские политиканы вкупе с генералами-заговорщиками установили прочный санитарный кордон, отделяющий Царя от Армии и народа, как писал архимандрит Константин /Зайцев/: «Между бунтующей чернью и Царем встал барьер, отделивший страну от ее Богом Помазанного Державного Вождя».

Но вернёмся к предполагаемому письму генерала Тихменева. О упомянутом в нём генерале А.И. Деникине можно только сказать, что он был идейным и последовательным республиканцем до конца дней своих, но совсем уж непонятно, почему тут приведены имена адмирала А.В. Колчака и генерала Н.Н. Юденича, которые ничем не запятнали свои имена в заговоре против Государя.

Итак, достоверность этого письма остаётся для нас под большим вопросительным знаком. Тем не менее, основываясь на него как на нерушимую скалу, историк Хандорин ссылается ещё и на авторитет полковника Е.Э. Месснера, о ком в пост-советской России неожиданно для нас возник настоящий культ личности, доходящий до того, что будто "сам" Путин его упоминал ! Но мы-то знаем, что эмигрировавший в Аргентину корниловец Месснер, несмотря на свои достоинства, не может считаться "эталоном" Белого Духа. Итак в той же книге, к радости Хандорина, Месснер добавляет всё по тому же делу: «Если человек не обладает прожиточным минимумом разума, то в этом он не виноват», и тут "наш историк-колчаковец" выдаёт себя с головой : «Речь шла о небольшой, довольно разношерстной (от журналистов до обозного генерала), крикливой и маргинальной группе эмигрантов (Якобий, Позднышев, Кириенко, журнал "Владимирский вестник", позднее - Кобылин), винивших в гибели России основателей и вождей Белого движения и взводивших на них всяческую напраслину - от "военного заговора против монархии" и "измены присяге" до "завербованности" врагами».

Такое чисто советское хамство так и стоит у нас поперёк горла ! Кто он такой, чтобы сметь так нагло писать о, можно сказать, лучшей части Белой Эмиграции, как о «разношерстной, крикливой, маргигальной группе эмигрантов» ? Кого это он смеет столь пренебрежительно обзывать «обозным генералом» : то ли многолетнего председателя Союза Ревнителей, председателя Зарубежного Союза Русских Военных Инвалидов, перенесшего 6 ранений на фронте, редактора замечательного «Русского Инвалида», каждый номер которого является библиографической редкостью – генерала С.Д. Позднышева ? То ли, что более вероятно, но не менее возмутительно, основателя славного Георгиевского полка и фактически действительного основателя Добровольческой Армии до самого генерала Алексеева, первопроходника, участника двух Кубанских походов, георгиевского кавалера – генерала И.К. Кириенко ? Хотя и служил он затем под командованием генерала Корнилова, был ярым противником февральской революции и оставил книгу-воспоминаний, озаглавленную «1613 г. От чести и славы к подлости и позору февраля 1917 г.», в которой, в частности и не без оснований, подверг серьёзной критике генерала Корнилова, за что нажил себе немало противников среди более либеральной части Эмиграции. Это ли побудило нашего горе-историка так пренебрежительно писать об истинном герое и истинном – никак не "горе" – монархисте генерале Кириенко ? Да кто он такой ? Какие у него заслуги перед Россией ? Так о чём он тут смеет говорить и какое на то право имеет ? Вот уж где уместно вспомнить поговорку, бытующую в Эмиграции: «Куда конь с копытом, туда и жаба с лапой».

Свою неприязнь к монархии, наш "историк-колчаковец" не преминул выявить и в презрении к двум крупным представителям русской монархической мысли зарубежом – И.П. Якобий и В.С. Кобылин, чьи творения нередко становились настольными книгами Белых изгнанников и воспринимались чуть ли не как материал для написания жития Царя-Мученика. Доход от издания широко известной книги «Император Николай II и революция» пошёл на постройку на весь мipъ прославленного Храма Памятника в Брюсселе, простоявшего несколько десятилетий, как взывающая к совести зажжённая от имени всей Эмиграции и потаённой России свеча о Царской Семье и о всех в смуте убиенных, но к сожалению находящегося сегодня в изменнических руках.

Но для нас в этом длинном перечне ненавистных Хандорину людей и явлений, особую статью составляет упоминание о бразильском «Владимiрском Вестнике», совершенно уникальном, не имеющем себе аналогов строго православно-монархическом издании, просуществовавшем двадцать лет с 1948 г. по 1968. Владимiрский Вестник особо нам дорог тем, что это был печатный орган Общества Святаго Князя Владимiра, коим председателем был наш двоюродный дед по материнской линии, Виктор Васильевич Гюльцгоф, офицер Дроздовского полка, участник славного похода Яссы-Дон. Более ста номеров Вестника было выпущено под редакцией видного общественного деятеля Русской Эмиграции Владимiра Даниловича Мержеевского. Журнал не допускал малейшего соглашательства с революцией и ставил себе целью служить православно-русской национальной идее. Понятно, что эта безкомпромиссность, которая проверялась в каждом выпуске, может оказаться не по вкусу Хандорина, но от этого ни маргинальной, ни крикливой она не становится. Наоборот, каждый выпуск этого замечательного журнала дышал благородным, монархическим духом, но чтобы это прочувствовать – необходимо по крайней мере до этого дорасти.

Ну а как насчёт упрёка по поводу "всяческой напраслины о военном заговоре против монархии и измене присяге", возводимого немилыми сердцу Хандорина монархистами на основателей и вождей Белого движения ? Если печальнейшее дело отречения Государя не понимать как плод заговора и не видеть в этом измены присяге, то уж тогда не понятно, о чём вообще говорить дальше. А если это так, то зачем писать о напраслине ?

В итоге скажем : совершенно зря Хандорин вздумал поднимать эти болезненные вопросы далёкого прошлого. Вероятно что-то, где-то прочёл и захотелось блеснуть, не понимая, что тем самым может только вновь разжечь вот уже полвека потухшие угли. В разгаре полемики, как правило, нет места для дипломатии и участники событий могли употреблять слова, к которым нам, почти век спустя, прибегать вовсе не следует. Никому сегодня не хочется вспоминать ошибки генералов Алексеева и Корнилова и злорадствовать над их виной в русской катастрофе. Наоборот хочется с признательностью вспоминать тех, кто «зажёг светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы» и не поколебался умереть с оружием в руках, чтобы спасти Россию от большевицкого ига. Но когда утверждают, что они во всём правы, и подтрунивают над теми, кто остался верен Царю и присяге – то согласиться с этим никак нельзя.

Почти век спустя можно дать объективную оценку трагическим февральским событиям и согласиться на том, что целью революционеров, внутренних и внешних, начиная со второй половины XIX-го века было свержение Монарха самодержавной России. Вспыхнувший бунт в Петрограде мог свободно быть подавлен, высшие военно-начальники, не говоря даже о том, что в эти дни не выполняли распоряжения Государя, имели на то полную возможность. Но думскими депутатами был пущен лживый лозунг, подхваченный высшим генералитетом – «Отречение Царя всё успокоит». Как мы знаем, свержение Царя именно составляло основную цель всего заговора против России и мечту всех её врагов. Последовавшая Белая борьба была рыцарским ответом русского офицерства против развала России и её захвата большевиками. Но беда Белого Движения была в том, что рядовой состав её безусловно носил в душе своей монархическую идею, но рядом были и такие, кто пел "Царь нам не кумир". Все знали против чего боролись, но не было единого ответа – за что боролись. Некоторые вожди видели в этой борьбе полную ликвидацию революции, другие её эволюцию, приспособление, видоизменение. Февральская революция и Белое Движение – взаимосвязанные, хотя и совершенно разнородные явления. Февраль – измена и позор, Белое Движение, хотя и вытекает из февраля – честь и слава, но из этого не следует, что каждый участник становится безответственным за своё участие в февральской революции, приведшей Россию к гибели.

Участвуя в Белом Движении, многие искупили свой первоначальный грех – с этим можно согласиться. Но если говорить, что они более правы нежели те, кто этих пятен не имел – с этим никак нельзя согласиться. Кто не остался верен свободно данной присяге "За Веру, Царя и Отечество", совершив грех Цареотступничества, не может выдаваться за эталон белезны.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый
 
 
 

 

Читайте статьи о. протодиакона Германа Иванова-Тринадцатого на сайте нашей старейшей газеты Карловчанин

источник: www.karlovtchanin.eu

А также в журнале Верность

и  Наша Страна